Умань и еврейская кровь… Зачем вы едете туда?

Стандартный
«15 сентября мы прибыли в Умань. Я явился в комендатуру города, где получил дальнейшие распоряжения. Моя задача состояла в том, чтобы взять под охрану находящиеся на данной территории железнодорожные линии и охранять Уманский аэропорт. Кроме того, я получил особый приказ о закрытии на следующий день Уманского аэропорта даже для переброски сил вермахта.
В назначенный день моя команда, получив подкрепление, отправилась на аэродром. В отряде ощущалось какое-то беспокойство, так как все догадывались, что предстоит нечто необычное. Из города доносились русские песни, можно было предположить, что приближается огромная толпа. По шоссе из города шагали огромные колонны поющих людей, построенных по шестеро в ряд. Вскоре они достигли территории аэропорта. Теперь стало видно, что в шеренгах были не только мужчины, но также женщины и дети всех возрастов. Никто не мог понять, что это значит, зачем сюда пригнали эту толпу. Все стало еще более загадочным, когда я получил приказ вывести охрану с ближайших постов. Я отвел своих людей на 400 метров назад и расставил их на главных постах на шоссе Умань-Киев. Они находились в 200 метрах от толпы. Между тем уже совсем рассвело, и все стало отчетливо видно… Когда площадь перед аэропортом заполнилась людьми, из города прибыло несколько грузовых автомашин. Из них высадились несколько команд полевой жандармерии, которые тут же были отведены в сторону. Из одной автомашины выгрузили несколько столов, которые расставили на довольно большом расстоянии друг от друга. Тем временем прибыло еще несколько машин украинской полиции под командой офицеров СС.
Полиция привезла с собой рабочие инструменты, и, кроме того, пришла машина, нагруженная мешками с хлорной известью. Я забыл сказать, что на площади перед аэропортом были вырыты длинные траншеи, похожие на ямы для хранения картофеля.
К этим ямам подъезжал теперь грузовик, и на расстоянии 15-20 метров друг от друга выгружалось по 6-8 мешков хлорной извести.

Между тем в аэропорту приземлилось несколько транспортных самолетов типа «Юнкерс-52». Из них высадились несколько команд солдат СС, которые направились к уже находившимся на местах командам полевой жандармерии и построились там. Было видно, как всех солдат приводили к присяге. Мой переводчик объяснил мне, что сбору людей на аэродром предшествовало объявление, развешенное украинской полицией по всем улицам Умани, а также по всем окрестным деревням.
Объявление гласило:
«К еврейскому населению города Умани и Уманской области.
Для установления точного количества еврейского населения в городе Умани и прилегающей к нему области все евреи, независимо от возраста, должны в указанный день явиться по месту регистрации. Неявка повлечет за собой самое суровое наказание».
Прочитав это объявление, все евреи явились. Объявление, само по себе безобидное, имело связь с заранее проведенными приготовлениями. Но мы были в ужасе от того, что нам пришлось увидеть в течение последующих часов. Евреям было приказано построиться в ряды, а затем подходить к столам. Там их заставляли снять с себя всю одежду. Евреи, имевшие при себе какие-нибудь драгоценности, должны были положить их на стол. После этого они, раздетые, независимо от пола и возраста, становились рядами возле вырытых ям, и солдаты покомандно начинали расстрел.
Они расстреливали целые шеренги людей из автоматов и пистолетов, причем делали это с таким удовольствием, словно занимались главным и любимейшим делом своей жизни. Пощады не было никому: даже женщины с трехнедельными грудными младенцами не избежали страшной участи. Матери видели, как убивали их детей, размозжив им голову рукоятью пистолета или палкой, а потом хватали за ножки и бросали в могилы, где вперемежку лежали убитые и живые еще люди. Лишь после того, как матерям причиняли эту самую страшную боль, в них посылали пулю, освобождая от невыносимой муки.
Вся эта процедура продолжалась с восьми часов утра до половины пятого вечера. К пяти часам площадь словно вымерла, и только несколько собак, почуяв повисший в воздухе запах крови, бегали по площади. В ушах у нас еще звучали выстрелы.
Ввиду того, что в верхних эшелонах власти считали, и совершенно правильно, что эта процедура может сильно уронить престиж немецкого военного командования, ибо выполнение позорных убийств было возложено на так называемые отборные команды, — было решено действовать иначе:
использовать для массовых убийств специально обученную Уманскую украинскую полицию. Командовали ею несколько офицеров и сержантов СС. Таким образом, массовому убийству пытались придать национальную окраску. Жертвами этой акции пали 6000 человек; это число было официально подтверждено.
Mira und Gerhard Schoenberner. Zeugen Sagen. Aus Berichte und Documente uber die Judenverfolgung im Dritten Reich. Berlin, 1988, S.126-128. (Мира и Герхард Шенбернер. Говорят свидетели. Отчеты и документы о преследовании евреев в Третьем рейхе. Берлин, 1988, стр.126-128.)
Арад, Ицхак. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944): Сборник документов и материалов. Иерусалим: Яд Вашем, 1991″
***
Этот материал опубликован на сайте Музея Катастрофы «Яд ваШем». Я не изменила в нем ни слова…
Умань…Когда-то в детстве я бывала там, мы поехали погулять в знаменитый Софиевский парк. Было красиво, прохладно, тихо.
После шумного и динамичного Киева ничем мне этот город, кроме парка, не запомнился. Маленький провинциальный. Корни моих бабушек и дедушек, уже родившихся в Киеве, из таких городков: Фастов, Белая Церковь, Бородянка.
Так и Умань. И понятия я, советская девочка, не имела о еврейской жизни города, о ее истории. Об уманских кровопролитных погромах разных времен.
Это например, памятник Ивану Гонте и Максиму Железняку в Умани.
Гонта та Залізняк. Умань.PNG

А так рассказывается об уманской резне:

«Как отмечает историк С. М. Дубнов, когда гайдамаки ворвались в город, то они

« прежде всего бросились на евреев, метавшихся в ужасе по улицам: их зверски убивали, топтали копытами лошадей, сбрасывали с крыш высоких зданий; детей поднимали на концы пик, женщин мучили. Масса евреев, числом до трёх тысяч человек, заперлась в большой синагоге. Гайдамаки приставили к дверям синагоги пушку, двери были взорваны, разбойники проникли в синагогу и превратили её в бойню. Покончив с евреями, гайдамаки принялись за поляков; многих они перерезали в костёле; губернатор и все прочие паны были убиты. Улицы города были усеяны трупами или изувеченными, недобитыми людьми. Около двадцати тысяч поляков и евреев погибло во время этой «уманской резни». »

Современник-еврей таким образом описывает зверства гайдамаков над евреями:

« «Резня была так велика и ужасна, что кровь зарезанных стояла в синагоге повыше порогов… Потом буяны вынесли из синагоги все свитки Торы, разложили их по улицам города и верхом проезжали по ним… Трупы убитых евреев десятками тысяч валялись по городу… Их подвергали мучительным истязаниям: рубили, кололи, четвертовали и колесовали, они же с радостью принимали смерть, а Богу своему всё таки не изменили… Малюток отрывали от грудей своих матерей и колесовали.… Один буян заколол на одном чурбане несколько сот евреев… Дети пострадали за грехи своих отцов и матерей. Валявшиеся трупы бросали за лишь (?) от города; ручьи крови всюду виднелись. Трупы сделались добычей свиней и собак. Резня эта продолжалась восемь дней. Спустя несколько времени, Гонта объявил приказ, что никто не смеет скрывать у себя еврея; кто ослушается, голова того будет рассечена».
А теперь перенесемся в 20 век. Совсем коротко  о периоде  оккупации этого города рассказывает Википедия:

«30 июля 1941 года был оккупирован наступавшими немецкими войсками.

В конце июля — начале августа 1941 под Уманью попали в окружение части Юго-западного и Южного фронтов Красной Армии. В мировой историографии это событие известно как битва под Уманью («Уманский котёл»). Во время оккупации на территории парка «Софиевка» было организовано кладбище для погибших немецких солдат. Умань была освобождена от нацистов 10 марта 1944 года.»

Вот так, коротко и ясно. А то, что из 55000 жителей города Умань в течение короткого времени были расстреляны более 17000 человек, для которых этот город был вековой родиной, так что об этом теперь вспоминать…»

Помнить нужно нам. 

Об уманской еврейской общине рассказывает Еврейская Электронная Энциклопедия:

«У́МАНЬ, город на Украине, районный центр Черкасской области. Основан в начале 17 в. Евреи начали селиться в Умани в 17 веке.

В 1749 г. на город напали гайдамаки; они сожгли часть Умани и убили многих горожан — поляков и евреев. В 1761 г. владелец Умани граф Ф. Потоцкий отстроил город и учредил в нем ярмарку; в это время здесь проживало около 450 евреев.

В июне 1768 г., во время последнего восстания гайдамаков (так называемой Колиивщины), в хорошо укрепленной Умани нашли убежище тысячи евреев и поляков из соседних городов. Когда повстанцы во главе с Максимом Железняком двинулись на Умань, комендант крепости Младанович послал против них казаков под командованием сотника Ивана Гонты, однако тот, несмотря на богатые подарки, полученные от еврейской общины, перешел на сторону гайдамаков и вместе с ними осадил Умань, перебив всех евреев и поляков, не успевших в ней укрыться.

Вскоре отряды Железняка и Гонты ворвались в Умань (по некоторым сведениям, их впустил Младанович, положившись на обещание Гонты пощадить поляков). Около трех тысяч евреев укрепились в синагоге и под руководством Лейбы Шаргородского и Моше Менакера отразили натиск гайдамаков, пытавшихся взять ее штурмом. Повстанцы разрушили здание пушечным огнем, и все его защитники погибли; всего в ходе резни в Умани, продолжавшейся три дня, было убито около 20 тыс. евреев и поляков, в том числе и Младанович (когда он перед смертью напомнил Гонте о его обещании, тот возразил: «Но ведь и ты изменил данному евреям слову не выдавать их мне»). В память об уманской резне жившие в городе евреи до начала 20 в. соблюдали 5 таммуза пост и произносили в этот день в синагогах особую молитву.

В конце 18 в. — начале 20 в. численность еврейского населения Умани  быстро росла: в 1801 г. здесь проживали 1895 евреев , в 1897 г. — 17945 (57,9% всего населения), в 1914 г. — 28267 (56,2%).

В Умани провел последние два года жизни Нахман из Брацлава; его могила на местном еврейском кладбище стала объектом паломничества брацлавских хасидов  В городе жил Натан Штернхарц (1780–1845), фактически руководивший хасидами после смерти рабби Нахмана. В начале 20 в. в Умани действовали три частные еврейские училища для мальчиков и талмуд-тора.

Весной и летом 1919 г. в Умани произошло несколько еврейских погромов; жертвами одного из них стали 170 человек. В 1920-х и особенно в 1930-х гг. многие уманские евреи переселялись в Киев и другие крупные центры: к 1926 г. численность еврейского населения города сократилась до 22179 человек (49,5% всего населения), к 1939 г. — до 13233 (29,8%).

17 сентября 1941 г. около 17 тыс. евреев Умани и окрестностей были уничтожены нацистами и их пособниками.

В 1959 г. в городе проживало около 2200 евреев (5% всего населения), в конце 1960-х гг., по приблизительной оценке, — около тысячи. В конце 1950-х гг. власти закрыли последнюю синагогу. Территория еврейского кладбища была застроена жилыми домами; тем не менее, хасиды продолжали посещать то место, где находилась могила рабби Нахмана. Либерализация коммунистического режима в конце 1980-х гг. и в особенности его падение в 1991 г. способствовали значительному увеличению числа паломников; они вновь построили в Умани синагогу и открыли бет-мидраш.»

***

Я хочу добавить отрывок из книги Александра Вишневецкого, одна из глав которой посвящена Умани:

Александр Вишневецкий

Читать/скачать *doc, 5328 KB

Погромы в Умани занимают особую страницу в еврейской истории. В 1768 году в Польше возникла угроза гражданской войной из-за «конфедерации», которую создали в Подолии  польские магнаты, чтобы противопоставить ее политике Варшавы. Этой ситуацией воспользовались гайдамаки, лозунгом движения которых была месть за попранные права православных на Украине, угнетаемых воинствующими католиками Польши. Гайдамаки представляли собой  банды сбежавших крестьян, солдат  и просто  недовольные элементы, которые поменяли свою подневольную  жизнь на жизнь свободных людей, и их прежнее, тяжелое существование на более легкий заработок путем грабежа и разбоя. В длительной борьбе между Россией и Польшей за Украину, с возникновением противоречий польских магнатов и властей Польши в Петербурге почувствовали, что создалась подходящая ситуация, чтобы взять под свой контроль украинские земли. Гайдамаки пользовались  поддержкой со стороны России и запорожской Сечи. Центром антипольской пропаганды в Украине были православные церкви и монастыри. Последние, занимались изготовлением водки и меда и в этой области встретили конкуренцию со стороны евреев, которые получили право на владение этой торговлей  от польских руководителей. Несмотря на это, гайдамаки охотнее всего убивали евреев, символом этих событий стала гибель евреев Умани- вошедшая в историю под названием «Уманская  резня».

В кровавых бессмысленных авантюрах и нападениях гайдамаки  часто оперировали фальшивыми «золотыми грамотами» от той, или иной российской царевны.  Один из представителей церквей ловко подделал указ Екатерины II: полный титул императрицы был написан золотыми буквами, имелась государственная печать и т. д. В указе содержался при­зыв защищать православную веру и уничтожать польских панов и евреев. Этот указ попал в руки старшему запорожскому казаку Максиму Железняку.

Запорожцы во главе с Железняком переправились через Днепр и вместе с крестьянами  и казаками начали истреблять поляков  и евреев правобережья Днепра. Бандиты сначала отправились к городам Смела, Конев, Фастов и Васильков, которые они ограбили и подожгли. Наибольший ущерб был нанесен восставшими в Умани, которая, пожалуй, была в то время богатейшим городом после Киева на Украине.

Ужасной еврейской резне в Умани способствовало предательство руководителей и польских защитников города. Первым предателем явился главный защитник города, казачий сотник Гонта, который служил у поляков. Гонта  принес клятву полякам о защите города, и тут же перешел с его воинами на сторону Железняка. Затем Гонта обманул польского губернатора Умани Рафала Младановича. Придя с бандами к городу, Гонта обещал Младановичу, что он не причинит городу и его жителям никакого вреда, если его мирно впустят в город. В Умани находились более 20 тысяч поляков и евреев, которые там собрались, убегая от убийц из гайдамацких банд. Поляки укрылись в костелах, евреи в синагогах. Около 3000 евреев нашли временную защиту в большой синагоге. Самые смелые среди них вооружились ножами и палками и  противостояли разбушевавшимся бандитам. Руководили защитой синагоги Лейба Шаргородский и Моше Менакер. Защита не позволила гайдамакам захватить синагогу. Тогда они начали обстреливать синагогу из пушек. В результате стены синагоги обрушились и погребли под собой евреев, находящихся там.

Затем руководители гайдамаков собрали вместе богатых евреев города и вынудили отдать их собственность казакам, обещая сохранить жизнь. Но после этого казаки  всех их убили. Они убили Младановича, мотивируя это тем, что также как он предал евреев, так и они, казаки, его предадут и уничтожат. Надежда поляков, что предав евреев они спасут свои жизни, не оправдалась. Ранее, в свое время, после того как убийцы Хмельницкого  зарезали  евреев —  они точно также рассчитались с поляками.

Однако Гонта рано праздновал со своими бандами победу. Неделю спустя после проведения им ужасного погрома в Умани Гонта с Железняком были разбиты русскими военными  генерала Кречетникова. Русские военные прибыли в польскую часть Украины, из-за возникшей опасности, что восстание перебросится на русскую сторону Днепра. Москва испугалась перспективы иметь у себя, в русской Украине, те же смертельные нападения, те же убийства, поджоги и грабежи, подобные тому, что гайдамаки практиковали на правом берегу Днепра. Для регулярной армии не было сложным делом дать быстрый ответ бандам, которые свое геройство могли  проявить только в борьбе против беззащитных и беспомощных людей. Банды были разгромлены, Гонта и Железняк попали в русский плен. Железняк был сослан в Сибирь, а Гонту русские передали польской власти, которая рассчиталась с ним за все зверства и убийства, которые он провел. Его почти сразу убили и затем издевались над мертвым телом Гонты подобно тому, как гайдамаки издевались над живыми жертвами, которые попадали  в их руки. Гайдаматчина после этой резни сошла на нет.

В 1968 году потомки Уманского казацкого полка по решению горсовета установили камень с надписью «Здесь будет сооружен памятник Максиму Железняку и Ивану Гонте — предводителям народно-освободительного антифеодального восстания 1768 года». Гонту и Железняка рассматривают как героев, как пример подражания для следующих поколений. В свете творимого ими, комментарии излишни. Страшная резня евреев, которую гайдамаки провели в Умани, одна из  самых кровавых страниц в мартирологии еврейского населения Украины. День, когда произошла шхита в Умани, был сохранен в памяти еврейского народа.

**

Предвестником погромов 1919 года был погром  в октябре 1905 года, который был организован при сочувственной поддержке христианского чиновничества и духовенства мещанами, в результате которого погибло 3 еврея. Через 150 лет после погромов Гонты и Железняка новые гайдамаки вернулись к страшным традициям своих предков, от которых их действия мало чем отличались. Дополнительным новым обвинением стало утверждение, что все евреи—большевики.  Наряду с выступлениями украинских «армий» атаманов Скоропадского и Петлюры, против трехмиллионного еврейского населения Украины поднялось крестьянство. Погромная волна не обошла Умань – по тем временам уездный город киевской губернии с населением в 60-65 тысяч человек, из них приблизительно 35-40 тысяч евреев, 20 тысяч украинцев и русских  и около 3 тысяч поляков. Еврейское население Умани занималось в основном ремеслами и торговлей, но среди них было также много людей вольных профессий: врачей, юристов, акушерок, фельдшеров, предпринимателей, а также людей тяжелого физического труда: ломовиков, носильщиков, водовозов, пильщиков, чернорабочих.

28 ноября 1917 года (по старому летоисчислению) произошел первый погром — солдаты поджигали дома, разграбили магазины, к ним присоединились крестьяне и грабили лавки, возникла угроза нападения на банки. Позднее весной и летом 1919 года в Умани произошло несколько еврейских погромов. 11-го марта 1919 года войска Директории эвакуировались и вошли советские партизанские отряды, начались грабежи и насилия. 17-го марта большевики бежали и вошли гайдамаки. Думским деятелям удалось предотвратить  погром. 22-го марта гайдамаки бежали, вступили большевики, 8-й украинский советский полк, где в большом количестве находились профессиональные воры и грабители. Снова начались грабежи, преимущественно еврейского населения. Советская власть наложила на город 15-ти миллионную контрибуцию, произвела ряд весьма крупных реквизиций. В кругах отсталых и темных масс распускали по Уманщине слухи о том, что власть принадлежит «жидам», что они закрыли православные церкви и превратили их в конюшни, что большевики — это почти исключительно «жиды»,  что они отберут у мещан всю их собственность. Восстание охватило всю Уманщину, повстанцы хлынули на беззащитный город, который покинули советские войска. 12-го мая 1919 года повстанцы захватили город и начали бесчинствовать. Среди нападающих были крестьяне, начиная от подростков и кончая бородатыми стариками, вооруженные косами, граблями и палками. У большинства нападавших было оружие. К погромным действиям присоединились  преступные элементы, выпущенные из мест заключения, а также и мещане, чиновники и ряд лиц местного духовенства.  Еврейское население попряталось по домам, на чердаках и в погребах. К вечеру 12 мая к повстанцам примкнули местные жители из предместья Умани, а также воры, грабители, убийцы, бежавшие в свое время из тюрьмы и гулявшие на свободе. Рассыпавшиеся по городу отдельные толпы обходили квартиры, где производили обыски, ища оружие и коммунистов. Обыски кончались открытым грабежом, избиениями и убийствами. 13-го мая толпа из всех этих подонков бросилась в еврейские квартиры и принялась убивать, грабить и жечь, в этот день погрома погибло около 150 евреев, преимущественно  богатых и зажиточных. Были случаи применения пыток, отрезание рук, ног, ушей, носа и грудей у женщин.   14-го мая погром возобновился с новой силой, и в этот день было зверски убито еще 200 человек. Местная интеллигенция вполне равнодушно наблюдала сцены погрома и убийств своих соседей. После завершения погрома разрешено было похоронить убитых. Из домов и улиц сваливали на телеги тела и свозили их на еврейское кладбище, где предали земле в огромных 3-х братских могилах. Во время этих похорон озверелые бандиты под угрозой расстрела запрещали плакать, заставляли родственников убитых петь и плясать, а сами распевали веселые песенки и наигрывали на гармониках.  После похорон жертв погрома в течение продолжительного времени местные торговцы и приезжее крестьянство отказывались наотрез продавать еврейскому населению какие бы то ни было продукты и товары, поставив, таким образом, его уцелевшую часть под угрозу голодной смерти. Гонения и преследования еврейского населения в самых разных видах не прекращались во все время пребывания повстанцев. Среди убитых евреев не оказалось ни одного коммуниста.  Придавленное и ошеломленное пережитым, еврейство сидело по домам, не выходило на улицу. Все приказы и требования властей открыть магазины и приступить к обычной деятельности не имели никакого влияния. Город имел жуткий, онемевший вид. Улицы были безлюдны. Между тем повстанческая армия разлагалась, боевое настроение повстанцев падало. Крестьяне уходили по домам, увозили на подводах в деревни награбленное при погроме еврейское добро и товары из магазинов. 22-го мая в Умань вступили красноармейцы, 8-ой украинский советский полк и начались в городе вновь нескончаемые массовые грабежи, главным образом еврейского населения. Требовали денег, забирали ценности, избивали, издевались, пытали и убивали. В течение шести недель многие квартиры жителей евреев и христиан, были разгромлены по несколько раз; из них было забрано буквально все, что в них находилось. Настроение весьма многих солдат полка было ярко антисемитским и случаи оказания защиты евреям вызывали в них злобу и ярость против защитников и защищаемых. Совершались насилия, превосходившие по своему характеру ужасы погрома. Бывали случаи, когда бандиты среди белого дня, на улице, в присутствии многих вооруженных людей, раздевали догола мужчин и женщин, насилуя последних чуть ли не на улицах, на виду прохожих, бессильных что-либо предпринять. Всякая торгово-промышленная и иная жизнь была совершенно парализована в городе и в уезде. Магазины и мастерские, несмотря на все приказы, оставались закрытыми в течение двух месяцев, и улицы даже днем продолжали оставаться жутко-безлюдными. По ним видны были лишь исключительно вооруженные люди, большей частью пьяные, разъезжавшие по тротуарам, оглушая воздух пьяными песнями, руготней и стрельбой в воздух.

После погрома…Год 1919

**

По данным довоенной переписи 1939  года население  Умани  составляло  около  55.000 человек, из них число евреев составляло  13.323 человека. Часть  евреев оставила Умань после начала войны, в то время, как многие евреи из близких районов бежали в  Умань. 1 августа 1941 года Умань оккупировали нацисты. 13 августа 1941 года было приказано явиться в горуправу представителям еврейской интеллигенции и 60 человек мужчин явилась туда. Фашисты жестоко расправились с ними, издевались до тех пор, пока не замучили насмерть. Единичных случаев убийств было очень много, происходили систематические нападения на еврейские квартиры, грабежи, издевательства, убийства. Затем объявили перерегистрацию всего еврейского населения, проходящие регистрацию все были избиты. Для отличия евреев от других людей, независимо от возраста они должны были носить на правой руке белые повязки с шестиконечными звездами.

Район гетто в годы Второй мировой войны проходил по улице Шолом-Алейхема

Гитлеровцы после регистрации еврейского населения создали в Умани гетто, которое носило временный характер, издевательства и убийства евреев продолжались все время существования гетто. 20 сентября 1941 года оккупантами было принято решение о проведении  акции уничтожения еврейского населения айнзацкомандой (одной из карательных групп, создаваемых и используемых специально в целях массовых казней гражданских лиц на захваченных нацистами территориях) в течение  двух  дней. Однако, местная  полиция  с  участием  большого  количества немецких солдат предприняли нападения против евреев преждевременно 21 сентября, в результате которых были совершенно разрушены квартиры евреев, а ценности разграблены. Затем прошло уничтожение евреев айнзацкомандой  22 и 23 сентября 1941 года. На окраине города, в Сухом Яру, оккупанты расстреляли тысячи евреев в трех километрах от города в урочище Сухой Яр — месте массовых расстрелов 1941 года. Командующий группой армий фон Рундштедт 24сентября – на следующий день после казни евреев в Умани издал приказ: «Акции против коммунистов и евреев будут производиться специальными  подразделениями  полиции  безопасности.  Участие  вооруженных сил в беспорядках, учиняемых украинцами среди еврейского  населения,  запрещено…». Сообщение офицера вермахта Эрвина Бингеля об уничтожении еврейских общин Винницы и Умани в 1941 – 1942 годах имеется в Яд Вашеме, оно также приведено в книге «Яд Вашем: Исследования1», изданной в 2009 году. Оно касается массовых расстрелов еврейского населения Умани в районе аэропорта города Умани в сентябре 1941 года.

Еще одна акция по уничтожению евреев Умани была проведена позднее, 8 октября 1941 года. Организуя эту акцию нацисты не обошлись без коллаборационистов. Ввиду того, что в верхних эшелонах власти считали, что эта процедура может сильно уронить престиж немецкого военного командования, было решено действовать иначе — использовать для массовых убийств специально обученную украинскую полицию. Командовали ею несколько офицеров и сержантов СС. Таким образом, массовому убийству пытались придать национальную окраску. Уманских евреев вывезли за город, их ждали три вырытые глубокие ямы — палачи расстреливали и кидали людей в эту яму. Многие по-видимому были тяжело ранены, их быстро засыпали землей, но три дня после этого земля еще подымалась. После этого погрома в Умани осталось 1.800 евреев, которые были уничтожены в апреле 1942 года. Во время Второй мировой войны нацисты истребили в Умани около 17000 евреев из города и близлежащих местечек и сел. В первой половине ноября 1943 года зондеркоманда 1005а передислоцирова­лась в Умань  и действовала там до января 1944 года. Зондеркоманда принудила заключенных  сжигать трупы ранее расстрелянных в этих местах, а затем самих заключенных убили по окончанию этих  работ в Умани. Красная Армия освободила Умань 10 марта 1944 года, на это время евреев в Умани уже не было.

Фотография — иллюстрация, но очень верится, увы, что так и было…

Ограбление евреев Украины во время Шоа (Холокоста) » Центральный Еврейский Ресурс SEM40

После войны в 1959 году в городе проживало около 2200 евреев (5% всего населения), в конце 1960-х годов, по приблизительной оценке, около тысячи. Нынче местная еврейская община, по разным оценкам, насчитывает от 60 до 200 человек. Последний синагога была закрыта властями в 1957 году. Сейчас в Умани существуют 2 еврейские общины: общины евреев Умани и община приезжих хасидов, постоянно живущих в городе.

 

Uman-2007-08-12-02.jpg

Хасиды всего мира выкупили землю, на которой расположена могила основателя  брацлавского хасидизма рабби Нахмана из Брацлава, переехавшего в 1810 году в Умань и завещавшего похоронить его именно там, в память о евреях, погибших тут во время Уманской резни 1768 года. Хасиды построили в Умани новую синагогу и открыли бейт-мидраш. Место захоронения Нахмана Браславского одно из самых почитаемых святынь хасидов, которое привлекает более 30 тысяч паломников каждый год на Рош Ашона. К сожалению, имеют место столкновения с украинскими националистами, возглавляемыми ультрарадикальной партией «Свобода», которые проводят  акции против паломников-хасидов. Во время протестных акций националисты несут плакаты «Умань–украинский город» с портретами казацких атаманов, повинных в еврейских погромах.

Состоялся марш «Умань без хасидов». Пресс-служба МВД распространила информацию, что у «свободовцев» обнаружены и изъяты «дымовые шашки, газовые баллончики, рогатки, металлические удочки, ремни с металлическими пряжками, ножи, ножницы, веревки и шапки с прорезями для глаз…» Организаторы паломничества опасаются эскалации событий, особенно учитывая нынешнюю крайне нестабильную ситуацию на Украине. Опасность возрастает в связи с нынешними событиями на Украине и участием в них  представителей крайне правого националистического крыла, типа «Свободы» и ОУН-УПА (Организация украинских националистов и Украинская повстанческая армия, отличавшихся своими погромными действиями в годы войны против евреев и поляков).  С учетом всего предшествующего негативного опыта проживания евреев в Умани крайне важно  отнестись с большой осторожностью  к массовому пребыванию еврейских паломников в Умани.»

***

Вот такая история еврейской Умани.

Хотя понимаю, что никто моим мнением интересоваться не будет, но если бы кто-то спросил меня, я бы сказала одно:

В Умани думают, что в Тель-Авиве все такие шумные и грязные": украинский журналист об израильских паломниках

Евреи, вам не нужно ехать туда, вкладывать в этот город огромные средства. Это не место для паломничества…Думаю, что если бы рабби Нахман из Бреслева знал о том, что будет дальше в этом многострадальном краю, он не хотел бы этого паломничества к своей могиле.

Посол Израиля в Украине почтил память жертв войны в Умани – новости на УНН | 22 июня 2015, 19:35Ukraine arrests 3 alleged terrorists accused of targeting Jews in Uman | The Times of Israel

Умань и еврейская кровь… Зачем вы едете туда?: 7 комментариев

  1. Альмира

    Линочка,такая статья обязательно должна была появиться.И я горжусь,что ты автор! Полностью согласна! жаль/,что в Израиле не провели народный опрос.Думаю нас было бы очень много,согласных с твоим мнением.И потом…факты,подтверждающие не подобающеее поведение этих паломников,вызывают отвращение…

  2. זאב שפרנוב

    Автор абсолютно прав(а).Мало могил праведников в Израиле ? Да, и большая часть денег, вкладываемых туда, не видна на поверхности…Остановитесь, хасиды ! Помогите светским кварталам того же Иерусалима — у вас на родине есть что делать ! Если забуду тебя Иерусалим ?

  3. Роза Щупак

    Судьба Уманских евреев,как и впрочем евреев других местечек Украины, очень трагична. Я была в Умани и видела в каких условиях живут паломники-хасиды,хотя начали строить гостиницу и строят ее уже очень много лет. Эта улочка,где они живут, напоминают фавеллы где-то в какой-то заброшенной стране. Проще было бы договориться и забрать прах Нахмана и перезахоронить его там,где будет это правильно для хасидов.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s