«Якута». Бебер и его три музы: Люда, Галя и Мария.

Стандартный

«Ты едешь в Беер-Шеву? Обязательно пойди к Беберу! Это необыкновенный марокканский ресторан» — сказали друзья. Они далеко не гурманы и их рекомендация меня удивила. Обычно подобных советов я не получала от них. Что-то уж очень должно было поразить моих друзей, чтобы советовать мне искать какой-то ресторан. При этом, они знают, что я предпочитаю средиземноморскую кухню, рыбу, сыры. И марокканская кухня весьма отлична от моих идеалов.

Я все же прислушалась, ибо хотелось понять, что так поразило их. И попала в сказку. То ли книга «Тысяча и одна ночь», то ли фильм «Великолепный век», прямо на знаю, какие восточные сказки оживают на тихой улочке старого района столицы юга нашего.

Яркое здание, полукруглый фасад, высокая вывеска: «Якута».

Так звали маму хозяина ресторана. Я кстати разобралась, что означает это имя: «Яхонт». Помните у Есенина «Персидские мотивы»: «А глаза как яхонты горят…»?

Сказка начинается почти сразу, когда открываешь дверь и попадаешь в таинство зала.

Дело было в дневные часы. Я прекрасно знаю, как оформляются столы в израильских кафе. В лучших случаях вам кладут разовую фирменную бумажку перед сервировкой стола, в остальных довольствуются лишь салфеткой для вилки и ножа. Небось, не цари прибыли…

У Бебера все гости ресторана – «королевские особы». В дневные часы, когда нет полной загруженности, он лично встречает посетителей и подбирает им удобное место, стараясь сохранить расстояние между столиками, где расположены гости, в первую очередь для сохранения приватности.  А столик накрыт белой крахмальной скатертью…Дада, таким вот атавизмом, который сейчас нечасто встретишь в местах общественного питания. Не синтетической пятна-отталкивающей скатеркой, к которой мы больше привыкли в Израиле, а скатертью  времен наших мам и бабушек, и это, конечно, сразу же располагает.

Нас встретил Бебер, у него на лице невозмутимая спокойная улыбка, столик нам достался рядом с интересным полотном на стене. А потом начинается ритуал выбора трапезы.

Красивый проспект с меню, загадочные названия. Но Бебер и тут поможет, посоветует, сориентирует в соответствии с вкусом посетителя.

И если Бебер сказал, что это будет пикантная еда, а я, например слишком острую еду не ем, то это блюдо будет именно пикантным, а не острым.

Салаты, казалось что уже можно придумать, все салаты восточных ресторанов нам давно известны. Можно, оказывается! Это может быть какая-то любопытная травка, или специи, которые нам мало знакомы, и традиционный салат вдруг получает совершенно нетрадиционный «новый» вкус.

С горячим было сложнее, в меню целый роман, заглавия какой-то восточной поваренный книги. Выбор крутой и я просто предоставила возможность хозяину ресторана предложить нам свои приоритетные блюда. Наверное, не ошиблась, когда так сделала.

Вы знаете, друзья. Я не большой любитель мяса, всегда предпочитаю рыбу, ибо мясо часто получается жестким, суховатым, а я люблю мягкую сочную еду. Те блюда, которые были поданы мне, можно было есть губами, и это не образное выражение.

А секрет оказался прост, Бебер лично каждое утро выбирает мясо на рынке у проверенных временем поставщиков, не доверяя этот ритуал никому. Те знают, что платит он щедро, и выбирает хозяин «Якуты» лучшее мясо для своего ресторана.

Хозяин «Якуты» — он, кстати, и шеф – повар. Когда-то его прадед, отец его бабушки был заготовщиком кур, которые он продавал на шумном базаре в Марокко, кошерных кур, конечно. Дело спорилось. Ибо евреев было немало в те давние годы в этой стране. Однажды он пропал, да так и не вернулся. Спустя долгое время нашли его тело в яме…Кому помешал этот скромный человек, один содержавший большую семью, никто так и не узнал. Но семья выстояла, дети устроили свои судьбы. А родители Бебера уже владели в Марокко ресторанчиком…Да только не там была их родина, не там. В 1965 году отправилась семья в путь, на Землю Обетованную. Родители и девять детей, Беберу было тогда шесть лет…

Сколько он помнит себя, он – рядом с мамой на кухне, помогает ей, чем может. И овощи чистит, и специи для еды готовит, и посуду помоет. А когда родители более сорока лет назад открыли ресторан, пришел Бебер вместе с ними в их бизнес и остался в нем.

Много воды с тех пор утекло…Нет уже родителей Бебера. Только смотрят они со стены на фотографиях. Никто из детей не пошел по родительским стопам, кроме него. А ему важно продолжить дело матери, и когда он произносит название ресторана, на лице его такое светлое выражение. Ведь это имя его мамы.

Бебер так и не женился. Говорит, что его дело стало его жизнью. А что будет дальше. Он чуть грустно улыбается и отвечает с надеждой, что несколько из многочисленных племянников заинтересовались ресторанным делом и он очень надеется, что сможет привить им любовь к «Якуте» и не передать семейный бизнес, которому почти полвека в равнодушные чужие руки.

Но пока он сам полон сил и желания творить. Именно творить. Не так давно Бебер переехал в новое помещение, о старом я не могу ничего сказать, так как впервые побывала у него. Но здесь королевство оказалось ему впору. И кроме зала – ресторана, открыл Бебер зал торжеств, украсив его в стиле тех же восточных сказок.

Конечно, здесь проводятся не только свадьбы, но и хины (обручение в семьях восточных евреев», церемонии брит-мила. А русские семьи Беер-Шевы полюбили этот небольшой и эффектный зал за его экзотичность и конечно за высокий вкусовой уровень блюд, которые подаются на стол.

Разные уголки, которые я увидела, они создают эту неповторимую этническую атмосферу, дальние страны, дивные изделия, восток во всех его проявлениях.

Внимательный читатель, наверное, заинтересовался, а причем здесь, в марокканском ресторане музы с русскими именами. Три очаровательные женщины помогают Беберу вести его дело. Они не просто приходят на работу, чтобы отбыть часы и скорее смотаться домой. Здесь тоже их дом…

Так, говорит Люда, ближайшая помощница Бебера, она мне показалась настоящей хозяйкой кухни. Люда кудесничает около плиты и рассказывает о себе. Работает Люда в ресторане уже более двадцати лет. Репатриировалась она из Украины, по профессии инженер-химик, но однажды попав сюда посудомойкой в крутые олимовские годы, осталась в ресторане «Якута» и стала правой рукой шеф-повара.

Почти одновременно с ней пришла в «Якуту» Мария, красивая женщина с ярким взглядом восточных глаз, Мария репатриировалась из Северного Кавказа.

А теперь присоединилась к ним Галя. Юная светловолосая девушка, не так давно тоже репатриировавшаяся из Украины.

Все три женщины так гармонично дополняют друг друга, что, кажется, все происходит в ресторане «Якута» благодаря «скатерти-самобранке». Что тоже было бы неудивительно, мы ведь находимся в восточной сказке…))

И зал постепенно заполнялся. За одним столиком сидели несколько мужчин, у них была дружеско-деловая беседа, за другим столиком устроились две русскоязычные дамы, эффектные, самодостаточные, Бебер сказал, что они часто заглядывают в его ресторан в обеденное время. Недалеко от меня сидела милая молодая пара, здесь скорее присутствовала романтика…

Что бывает вечером, я не знаю, но могу только представить, что пустым этот ресторан не бывает. А завершают трапезу восточные сладости. Откровенно говоря, я отношусь к ним весьма осторожно и ничего не люблю, кроме любимого «кнаффе», но то, что я попробовала в «Якуте» изменило мое отношение к подобным лакомствам. Они совсем не обязательно, как оказалось, должны быть приторно-сладко-тягуче-противными. Они бывают вкусными, и очень.

А еще ритуал завершается кофе и чае-питием. И тут тоже все необычно, ибо приходят милые дамы и наливают гостям чай высокой струей, делая это профессионально и виртуозно. И ты только предвкушаешь удовольствие от его пряного крепкого вкуса. И думаешь, как жаль, что эта трапеза завершилась.

Но обычно к этому моменту гость «Якуты» невероятно сыт, и тогда вдруг «скатерь-самобранка» сворачивается в один пакет, в который внимательный хозяин попросил сложить то, что гости не смогли съесть, чтобы они продолжили получать удовольствие еще дома и вспоминать «Якуту». И хотеть вернуться туда вновь.

Беер-Шева слишком далека от меня, но знаю однозначно, если вновь окажусь в этом городе, не проеду мимо полукруглого здания на старинной улочке столицы нашего юга. Кстати Бебера зовут Авраам Бен Мояль, но он так привык к имени, которым его в детстве называла мама Якута, что сохранил это имя. Как и память о маме…

Забыла! Просто обязана добавить. Такого кускуса, как подают в «Якуте» я не ела никогда. Это я только думала раньше, что ем кускус…))

Приятного аппетита всем, кто соберется провести трапезу в «Якуте». И респект Аврааму Бен Моялю, которого все просто зовут Бебер… 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s