Пять маленьких историй Большой Катастрофы

Стандартный

Я собиратель историй…Как журналист, как прозаик, и как человек, который неравнодушен к прошлому. Особенно к прошлому своего народа. А по судьбе моего народа коваными сапогами прошла Катастрофа европейского еврейства, растоптав большие и малые общины в больших и малых городах и местечках. 

Здесь немного о том, что я хотела бы сохранить для себя. И для вас.

***

«И если у человечества еще нет лекарства от рака, если оно пока не осваивает Марс, если оно все еще не в силах победить голод и найти новые источники энергии, то это только потому, что те еврейские гении, кoторые должны были совершить все эти открытия, сгорели в печах Освенцима…»
Эти слова были сказаны в 2000 году, на церемонии памяти жертв Катастрофы, и принадлежат профессору Эли Визелю, писателю, журналисту, общественному деятелю, лауреату Нобелевской премии мира.
Узнику нацистских концлагерей Освенцим и Бухенвальд. Его номер «A-7713» и было мальчику из семьи вижницких хасидов трансильванского городка Сигед шестнадцать лет.
Возможно, это изображение (один или несколько человек, люди стоят и еда)
Отец Эли Визеля, еще совсем не старый человек, умер от побоев и истощения после марша смерти в январе 1945. Еще раньше в газовых камерах погибли мама Сара и младшая сестричка Ципора.
Эли Визеля не стало пять лет назад, в июле 2016 года. Но у него остался сын, полный тёзка своего деда Шлойме Элиша Визель, продолжение семьи…
Возможно, это черно-белое изображение (ребенок и еда)
А над рабочим столом Эли Визеля всегда висела фотография, на ней — дом его детства в Сигеде, дом, где они были вместе…
1 500 000 погибших еврейских детей.
Как же часто мне думается так же…
Возможно, это изображение (один или несколько человек и еда)
***
«Мой шурин спросил: «Что здесь происходит?». Но никто не ответил. У шурина были часы, он пошел и отдал их человеку в полосатой робе.
Моя старшая сестра в это время стояла внизу, на платформе около поезда, а я льнула к матери. Тогда этот человек сказал моей матери:
«Слушай, если у тебя есть маленькие дети, отдай их либо людям постарше, либо женщинам с детьми, потому что женщины и дети, и все пожилые будут убиты. Их убивают в ту же ночь, в тот же день. Для этих людей нет никакого шанса выжить».
Я не могла этому поверить. Но моя мать не растерялась, и как только она это услышала – она выбежала из вагона, и я побежала за ней. Она подошла к моей сестре, и у нее хватило духа, чтобы сказать ей:
«Послушай, дорогая, я сейчас узнала, что женщинам с детьми будет довольно легко. Все, что они будут делать – это заботиться о детях. Но у меня нет маленького ребенка, и они пошлют меня на тяжелые работы. Ты же знаешь, я не вынесу тяжелой работы. А ты молода, и ты сможешь выжить».
И прежде, чем моя сестра успела что-нибудь ответить, мама выхватила ребенка из ее рук. И как только она его взяла, ее вытолкнули на другую сторону, понимаете, со всеми женщинами и детьми…»
Это рассказ Сесиль Кляйн Полак о ее пребытии в Освенцим. Сесиль было 19 лет. Она была младшей из шести детей в обеспеченной, религиозной еврейской семье, жила в Закарпатье, той части, которая относилась к Венгрии. В 1944 году Сесиль и ее семью переместили в гетто города Хуст, а затем депортировали в Освенцим.
Сесиль и ее сестру отобрали для принудительных работ, а остальных членов семьи сразу же отправили в газовые камеры. Она была освобождена в январе 1945 года. После войны ее нашел любимый человек и они поженились.
**
Знаете, в этом году в канун международного дня Холокоста, которые отмечается завтра, 27 января, в день освобождения концлагеря Освенцим я почувствовала, что не могу писать на эту тему. Что я переполнена ею, просто морально не смогу…
Я даже не взялась готовить статью для СМИ к этому дню, хоть и собиралась. Ибо есть, наверное, предел. Нужно сделать перерыв. Дать душе отдохнуть…
И тут я встретила этот короткий рассказ Сесиль, такой краткий, без-эмоциональный, вроде бы…Просто факты. То, что ей запомнилось. Последние слова мамы, которая спасла свою дочь и погибла с ее малышом на руках.
Не могу, не могу писать об этом. И не могу не писать об этом.
Я думаю, друзья, что вы поймете меня…
Светлая Память им всем…
А на фотографии Сесиль Кляйн Полак.
Нет описания фото.
***
Хочу поделиться с вами этой фотографией. Потому что знаю, что кроме меня никто это не сделает. И я храню фото, берегу его…
Я бы хотела сочинить им жизнь… Придумать им будущее. Я ведь прозаик, я могу. Но смотрю я на фотографию и не пишется ничего, а только сжимается сердце…
Вот так, ничего не осталось, даже имена детей не знает теперь никто. Лишь эта, чудом сохранившаяся фотография, которой более 75 лет…
Эту женщину звали Лея Грин. И жила Лея в столице Трансильвании, красивом городе Клуж. Растила детей своих… На этой довоенной фотографии их пятеро, сынок и четыре хорошенькие девчонки. А затем в семье появились еще детки.
Младшая дочь успела прожить на Земле несколько дней… В мае 1944 Лея Грин родила девочку и через три дня после родов была отправлена в газовые камеры Освенцима. Вместе с семью детьми…
Нет описания фото.
***
Однажды узнав эту историю, я осталась там…
Там, в маленьком местечке, где мама все рассчитала…наверное, ночь накануне она сидела с мужем и уговаривала принять ее доводы, убеждала, просила согласиться.
И когда наступило утро без света в этом маленьком штетле, она проверила, благополучно ли спустились муж со старшими детьми в тайник. Закрыла его, накрыла вход половиком, чтобы никому не пришло в голову искать…Взяла на руки младших детей и пошла на расстрел с другими евреями своего местечка.
Она понимала, что малыши могут плачем выдать всю семью, она понимала, что по логике вещей, если она с малышами пойдет в расстрельную яму, то старшим детям с отцом остается шанс выжить. Она сделала свой Выбор…
Мама.
Они, действительно, выжили.
Светлая Память этой женщине и всем еврейским Матерям…
Господи, пусть меня отпустит эта картина…
Это фото не связано с рассказанной историей, но оно сделано в Музее Катастрофы «Лохамей хаГеттаот». Как и центральное фото этого очерка…
***
О том, что жизнь продолжается тоже нужно вспомнить в Международный День памяти жертв Холокоста.
На этих фотографиях Михаил Сидько. Михаил Сидько живет в Бейт-Шемеш, приехал в Израиль из Черкасс. Но родился Михаил в Киеве, и там его семью застала война.
К этому времени росли в семье Сидько четверо детей. У каждого своя жизнь… И своя судьба.
Берта Рохлина вышла замуж, родила сына Гришу, но семейная жизнь не сложилась. А Петр Сидько потерял семью во время голодомора в одной из деревень под Фастовом. Подался в столицу, тут и познакомились украинец Петр и еврейка Берта, и создали новую семью. Несмотря на разницу в возрасте, Петр был старше жены на семнадцать лет, сложилась она удачно, родились трое детей, растил Петр и пасынка Гришу, как сына. Имея золотые руки, он устроился работать на одно из военных предприятий в городе, занимался наладкой оборудования.
И когда началась война, в августе Петр Андреевич занимался эвакуацией завода и вместе с ним должен был отправиться на восток страны. Жена и дети имели возможность покинуть город в вагонах для работников предприятия. Мама собрала детей в дорогу, они уже были в теплушке. Но поезд застрял в городе не несколько дней. И тут Гриша вспомнил, что не выпустил голубей из голубятни. Испугался, что они погибнут закрытыми и решил быстро вернуться домой, открыть им дорогу к жизни. Жили они недалеко от вокзала, всего в трех кварталах. Этот шаг оказался роковым. Поезд тронулся. Растерявшаяся из-за отсутствия старшего сына мама, в последнюю минуту выскочила из вагона со всеми детьми и осталась в Киеве. На восток уехал только Петр Сидько, он в тот момент и не знал о том, что жена покинула вагон.
Подумать только, привязанность мальчишки к голубям, решила все…Сколько удивительных, трагических поворотов судьбы. И в романе не придумаешь то, что диктует жизнь.
Бабий Яр стал местом гибели Берты, трехлетней Кларочки и четырехмесячного Володи. Старшие сыновья, Гриша и шестилетний Миша чудом выжили, уже находясь  недалеко от зоны расстрела.
Верить ли в судьбу…У каждого ведь она своя. Теперь есть продолжение рода Михаила Сидько, его сын и дочь, внуки, правнучки. Жизнь продолжается…
Нет описания фото.
***
ПОМНИТЬ. РАССКАЗЫВАТЬ. И НЕ ДАВАТЬ МИРУ ЗАБЫТЬ…

Пять маленьких историй Большой Катастрофы: Один комментарий

  1. Katya Terehova

    Без слёз читать нельзя Линуш Спасибо за ПАМЯТЬ ВСЕМ КТО ПЕРЕШАГНУЛ ЭТУ ЧЁРНУЮ ЧЕРТУ ЦАРСТВО НЕБЕСНОЕ ПАМЯТЬ НА ВЕКА

Добавить комментарий для Katya Terehova Отменить ответ

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s