«Ану» — это Мы. «Ану» — это еврейский музей. Быть вместе…

Стандартный
Музеи бывают разные, но в основном, нам понятней и привычней, прийти в музей и окунуться в высокое искусство, неспешно и максимально бесшумно проходить из зала в зал, боясь задеть, дотронуться, повысить голос…
Но есть и другой вид музеев, музей — радость, музей — игра, музей — музыка и песни, фильмы и рецепты вкусных блюд. И все это — сплошной калейдоскоп событий, который захватывает тебя целиком, как поток чистой журчащей родниковой воды. И все это — калейдоскоп событий, которым тысячи и тысячи лет. И ты к ним имеешь непосредственное отношение, как частичка прошлого, настоящего, будущего…Это потрясающее ощущение.
На карте Израиля появился музей под самым кратким названием «Ану». Ану — это мы. Я и мои близкие, мои соседи, справа — выходцы из Кавказа, слева — из Марокко. Мы — это наши друзья, сослуживцы, друзья наших детей. И вообще, мы — это целый огромный мир, который называется «еврейский народ». И ему посвящен этот музей.

Читать далее

«Севильский цирюльник» в Тель-Авиве или дом, где соединяются сердца.

Стандартный

Истории о хитроумном цирюльнике из Севильи, написанной Пьером Бомарше, почти двести пятьдесят лет. А она, превратившись в оперу, сохраняет популярность и в наши дни. Виртуозная опера Джоаккино Россини в которой все легко и смешно, где добро побеждает зло, а  главное — музыка в этой искрометной буффонаде «ложится» на сердце.  И музыкальная зима — 2020 в Тель-Авивском театре «Бейт хаОпера» завершается именно этой постановкой. Так что любители оперы, которым хочется позитива, уставшие от традиционных трагических финалов, в которых главные герои умирают от неизлечимых болезней, сгорают на костре, разбиваются насмерть, или погибают какими-то другими способами, вы сможете отдохнуть от всего негатива, улыбаясь и растворяя свои мысли в прекрасной музыке Россини. Здесь если и собираются повеситься, то делают это тоже смешно и не грустно…

Читать далее

«Глядя на звезды мне всегда хочется мечтать…» или мой Ван Гог в Герцлии

Стандартный

„Говорить за нас должны наши полотна. Мы создали их, и они существуют, и это самое главное.“ Так однажды написал Винсент Ван Гог… Главная правда творчества в этих словах…

Он прожил всего тридцать семь лет.  Ушел непризнанным, чтобы стать великим после, спустя годы после трагической гибели… Согласно оценкам с аукционов и частных продаж произведения Ван Гога являются одними из первых в списке самых дорогих картин, когда-либо проданных в мире. А при жизни ему удалось продать всего четырнадцать полотен. 

Его работы — это открытие, которое мы делаем вновь и вновь, каждый раз, увидев их…И они говорят с нами. За него, за художника…

Читать далее

«Артикль» на сцене Тель-Авива

Стандартный

Одни языки нуждаются в артиклях, другие обходятся без них. А вот представить  литературную жизнь Израиля без журнала «Артикль» уже трудно. 

Читать далее

«Манон Леско» на израильской сцене. Кривые зеркала судьбы

Стандартный

Много восклицательных знаков!!! С этого мне бы хотелось начать. И поверьте, случается это со мной не часто. Израильская Опера открывает новый сезон. И открывает его роскошной постановкой оперы «Манон» Жюля Масне. Музыку он написал волшебную…

Читать далее

За гранью высоких чувств. На седьмом небе Хайфы

Стандартный

Да, так я чувствовала себя, когда проживала этот вечер на высоком этаже верхнего Адара нашей Хайфы. За гранью высоких чувств… Не хотелось говорить, анализировать, рассуждать. Слушать песни и слышать то, что за ними, высокие чувства в негромких фразах. 

Боюсь патетики и пафоса, невероятно боюсь, даже побаиваюсь «лишности» восклицательных знаков в текстах.  Мне кажется, что негромкими фразами можно передать всю высоту и гамму чувств. 

Читать далее