Мне это не понять? Рассказ

Стандартный

Майор Владимир Орлов собирался подавать заявление о демобилизации. Шел август 1945. Если подумать, сколько времени он уже в армии, то военные годы покажутся целой жизнью. Теперь после войны, оказалось, что армейские будни привычней, может быть, потому что понятней, как жить завтра. А с другой стороны, тянуло вырваться из жестких рамок, прекратить быть зависимым от миллиона ограничений, которые делали жизнь подчас несносной. Особенно здесь, в Германии.

Вернуться к гражданке, уже позабытой, привыкать к ней, делать первые шаги…Пора.

читать далее

Стол, который стал слишком большим… Рассказ.

Стандартный

Утро начинается с того, что я надеваю слуховой аппарат и слышу за окном настойчивое мяуканье Барса. Барс – «петух» нашего двора. По нему можно определять приход нового дня. Я тоже встаю рано, по многолетней привычке. Даже, когда спешить уже давно нет необходимости. Хорошо, что Барс мяукает. Иначе может быть, я бы забыла ее накормить. Как забываю много остальное в последнее время. Кстати, Барс, не кот, а кошка. Это я по незнанию, не вникнув в гендерные отличия, когда-то назвала котенка так. Она была пришлая, очень голодная и не сумела быть зубастой и клыкастой, как другие окрестные коты. И потому оставалась без еды. Пришлось взять личную опеку над ней. Немного сметаны, молока, остатки рыбы, и Барс стала пушистой красавицей.

Получается, что завтра я накормлю ее в последний раз… Кто же накормит ее послезавтра?

Спала ли я в эту ночь, вообще, трудно понять…Но я встаю и иду умываться, затем возвращаюсь в свою спальню. А там, на журнальном столике, где я кладу расческу, табличка: «Мама не забудь закрутить кран!!»

Она стоит так, что ее нельзя не заметить. Возвращаюсь в ванную комнату и, действительно, вода продолжает литься.

Читать далее

Шесть порций мороженого. Рассказ

Стандартный

(Из ненаписанного дневника мамы…)

Мишенька уже уснул, а Гришаня все крутился. То раскинет ручки, то сожмет кулачки, сопит так воинственно, что снится ему, не поймешь. Я сижу рядом и слушаю детское дыхание, смотрю на красивые крошечные пальчики. Интересно же получилось. Два сына, два брата. Один – маленькая копия моего покойного отца, белобрысый, сероглазый, даже пальцы так смешно оттопыривает, как он. А второй… как же Гришенька похож на Бориса! Борька радовался этому, сразу узнал свою породу.

Но он красивый, мой муж. Так что и деткам нашим Бог послал быть красивыми. Тихо перекрещу их над кроватью. Это по привычке, пока Борька не видит. Так мать моя делала надо мной, а я не спала и одним глазом подглядывала. А мои мальчишки все-таки уснули. Пока маленькие, уютно им вдвоем спать и греться теплом друг друга. А иногда под утро оба бегут ко мне в кровать и продолжают спать, прижавшись. Мишка — справа, Гришка – слева.

Читать далее

Почему?.. Рассказ

Стандартный

Они одновременно подошли к двери. Она, чтобы открыть ее, потому что за этой дверью была ее квартира. Он, чтобы прикрепить очередной рекламный магнитик. И около двери они столкнулись. От неожиданности он растерялся и отдал ей магнитик в руки. От неожиданности она растерялась и взяла его, хотя в душе ее давно был протест против любой навязанной рекламы.

Читать далее

Портсигар с секретом. Рассказ

Стандартный

Ева не поняла, как она выжила. Как?…Когда этот немец убил ее доченьку, убил ударом об дерево, она тогда потеряла сознание и упала, ноги подкосились, прямо рядом с деревом – убийцей ее Танечки. И все же, наверное, она видела, слышала что-то. Или ей это казалось… Немец хотел застрелить ее, но кто-то подошел и сказал: «Оставь пулю, пригодится, не видишь, она и так мертва». Им было некогда разбираться, нужно было успеть расстрелять еще несколько сотен евреев, которые прятались до сих пор. Выжили после предыдущей бойни.

Но куда спрячешься…

Танечка и Левушка – близнецы. Она оставила Левушку у соседки Дарьи. Тайком пробралась к ней. Умоляла взять обоих детей, но та отказала. Спросила, обрезанный ли Лев…Ну, если не обрезанный, согласилась взять его. Потому что дома уже две девки есть, как знать, заведет ли она себе пацана. Так рационально сказала Дарья, завершив стирку и вытирая руки об фартук.  А что Ева могла сделать… Целовать ей ноги, что берет Левушку? Проклинать, что не берет Танечку? Им скоро должен исполниться годик. Она уже начала говорить первые слова, а он еще даже слово «мама» не произнес. Девчонки обычно опережают мальчишек. Еще чуть-чуть, и она бы услышала, как он зовет ее «мама». Но немцы начали охоту на евреев…И она с детьми в капкане. Спасти…, хотя бы спасти одного из них!

Читать далее

«Ромовая баба». Рассказ

Стандартный

Утро вторника пролетело быстро, и Слава Богу, что так. А почему это радует Нисима? Да потому что устал…Сказывается возраст, ничего не поделаешь. Все-таки катится жизнь к закату и все, что делалось легко и быстро, стало занимать много времени и сил. Наверное, правильно уже ее закрыть, эту маленькую кондитерскую, которую Нисим держал с покойной женой. Сын дал понять, что отцовский бизнес его не интересует, у него своя дорога. Дочь вышла замуж за австралийца и укатила на другой континент. А он все по инерции держится за работу, за этот маленький пропахший ванилью, корицей и другими сладкими специями уголок, когда-то доставшийся ему от родителей. Понятно, что закрыть рано или поздно все-таки придется… или продать кому-то. А пока сократил Нисим производство, оставил одного кондитера, которому он помогает, отказался от сложных рецептов, свадебных тортов, все традиционное, простое и вкусное, любимое жителями их маленького района.

Потому что кондитерская была районная и не претендовала на грандиозные размахи, смог Нисим себе позволить раньше закрывать ее по вторникам. Так было заведено в их краях. Все маленькие бизнесы во второй половине дня в этот день закрывались, и Нисим решил, что вполне может присоединиться к парикмахерским, магазинчикам одежды, часовым, швейным и обувным мастерским…Свободный вечер получался длинным, можно успеть проведать внуков, или в хорошую погоду прогуляться по набережной. Поздно возвращаться домой Нисим не любил. Вставал он рано и ложился рано. Привычка, выработанная за долгие годы.

И когда он уже наводил порядок в кондитерской, зашла молодая женщина и попросила «ромовую бабу».

Читать далее