Утро доброе, мама! Рассказ

Стандартный

Игорь уже засыпал, когда раздался телефонный звонок. В этот день он очень устал, да и следующий день не обещал быть томным и степенным.

Мобильник, как всегда, рядом с кроватью, ибо давно заменяет будильник, так что остановить его трезвон и ответить получилось быстро. Звонил Женя. Женя, который обычно вел длинные беседы с прологами и эпилогами, на этот раз сразу перешел к делу:

— Слушай, брат, извини, что поздно, но ты мне нужен. Вернее, отцу нужно пойти к врачу на консультацию, понимаешь. Очередь эту ждали месяц. Я собирался его повести, а тут нагрянула срочная командировка. Ну, знаешь, такая, что отказаться никак. Так что тебе, брат, придется…

Игорь переварил информацию, и посмотрел на календарь. Очередь у отца к врачу была не в самый удобный для него день, уже полный планов и неотложных дел. Ну что же, значит, неотложные дела придется отложить, подумал он и ответил:

— Да, конечно, братишка, приеду, пойду с батей, не волнуйся!

Он почувствовал, как в голосе Жени сорвались намечаемые металлические нотки, и вернулась спокойная интонация. Женя, очевидно, предполагал получить отказ и собирался в атаку, выяснять отношения. А чего собственно выяснять отношения? Один отец, два сына…

Читать далее

Другие слезы. Рассказ

Стандартный

Судьба не получила установку на Счастье и была выдана ее обладателю с таким маленьким производственным дефектом.

— Эй, — сказало Время, — не испытывай мое терпение. Реши-ка уже свои проблемы.

— Я не могу, — ответила Судьба,-  они у меня не решаемые…

—  Так не бывает, — удивилось  Время.

—  Бывает, — обреченно протянула Судьба. — Все решения никуда не годные. Как ни кручу и размышляю, все плохо. Потому что несчастливая…

Время только вздохнуло и пошло дальше. Ему некогда.

Читать далее

Кому он нужен, этот Мишка… Рассказ.

Стандартный

Время, столкнувшись с памятью,
узнает о своем бесправии.
И. Бродский

Беззаботность — это состояние, в котором находишься, когда нет забот. Забот нет, когда не о ком заботиться. В беззаботность не прискачешь на лихом боевом коне с остекленевшим от усталости взглядом, а вплывёшь лёгким стилем, именуемым в народе «собачьим». Те, кто в автономии Беззаботность уже отплыли далеко от зелёного берега, как правило, лежат на спине, погрузив уши в воду. Над ними солнце, и им хорошо. А остальные неторопливо очерчивают циркулем своего тела круги, вытянув старательно шею и отсчитывая метры водного пространства.

В конце концов, беззаботность — это привлекательное состояние. Можно лежать целый день и никуда не спешить. Не торопясь, думать о себе и смысле жизни. Но тогда какой у жизни смысл?

Читать далее

Цепочка. Рассказ

Стандартный

На этот пасхальный Седер Далья решила никого не звать. Не было сил. И идти в гости тоже… Она очень тяжело выходила из траура по младшему брату. Шимона не стало в одночасье. Шел человек по улице, и вдруг остановилось сердце… А она все еще видит его ребенком, слышит голос покойной мамы, которая просит его покачать. Далья на десять лет старше Шимона, уже была маминой помощницей, когда Шимон родился. Он и во взрослой жизни привык советоваться с ней…

Как же тяжело привыкать к тому, что его больше нет. И праздники стали не в радость. Конечно, надо сесть за стол, прочитать «Пасхальную Агаду», но нет никаких душевных эмоций на светские беседы, на распевание песен, на шумное и радостное застолье.

Дочь недавно уехала с семьей в Канаду, ее муж, проходит специализацию в медицинском центре Оттавы. А сын идет на Песах к родителям жены. Он понял, что маме не до накрывания праздничных столов. В принципе, сваха позвонила и пригласила Далью с Нисимом присоединиться. Но Далья отказалась, понимая, что приглашение было сделано, скорее, из вежливости, чем от души. Отношения с родителями невестки не сложились, и ни одна из сторон не искала поводов для общения.

Далья решила, что посидят они за столом с Нисимом, впервые за десятки лет вдвоем. Тихо почитают Агаду, без этого нельзя, перекусят и лягут спать. Нисиму рано утром в синагогу.

И тут оказалось, что Далья не предусмотрела один момент…Она не подумала об Илане, жене Шимона, и о племянниках. Замкнулась в своем горе. А Илана, между тем, одна в Израиле. Семья ее живет во Франции, уже год она никого из них не видела, проклятая пандемия, даже на похороны не смогли приехать ее родные. Сидели они впятером  траурную неделю «шиву»: Далья, Илана и трое мальчишек, оставшихся без отца, один другого меньше. Женился Шимон поздно…

И когда поняла это Далья, то решила, что не будет так…Не будет ее невестка с племянниками сама пасхальный вечер проводить. Не по-человечески это. Обеим им тяжело, лучше и быть вместе.

Читать далее

История любви или внук из пробирки. Рассказ

Стандартный

— Ты видел, как он качал ножкой, — спросила Мирьям, еще не успев потушить свет на прикроватной тумбочке, — ты помнишь, что Лиор тоже делал так в детстве?

Лицо ее, освещенное  мягким светом лампы, было мечтательным и даже помолодело. Только что Мирьям расчесала на балконе волосы, этой традиции много лет, какой-то специалист по натуропатии посоветовал ей так делать перед сном, и Мирьям с любовью совершала сей обряд.

Но потом, когда ушел Лиор, она отказалась от всего, что было ей любимо и мило. От разных мелочей, которыми дорожила. И то, что сегодня она вышла на балкон, распустив обычно собранные в пучок волосы…О! Это много говорило мне.

И я вдруг почувствовал, как сильно люблю ее. Нет, не верно, я и раньше чувствовал это, но Мирьям запретила…Все, все светлое, яркое, чувственное ушло из дома с уходом Лиора.

Я понимал ее, я понимаю ее. Хотя однажды, когда я только попытался предложить ей пойти в театр, она посмотрела на меня таким взглядом, что я готов был провалиться сквозь землю, и сказала: «Ты не понимаешь меня».

Это был приговор. Приговор моей черствости, холодности, равнодушию. Она не произнесла ни одного из этих слов, они были написаны в ее взгляде. И я принял нашу жизнь, нашу новую жизнь.

Читать далее

А был ли поджог? Рассказ

Стандартный

Посвящается Алле Ольховой,

история которой взята за основу сюжета.

Письмо пришло на имя директора школы. Она передала его классному руководителю 7-Б и рекомендовала сообщить председателю пионерской дружины и комсоргу. Нужно отреагировать, необходимо…. Седьмые  классы – это серьезно, в конце учебного года лучших учеников будут принимать в комсомол. Но классная руководительница Нина Алексеевна решила вызвать родителей, а потом уже распространять эту историю дальше по школе. Поговорила она и с самой  Ольгой, однако девочка хмуро молчала.

Читать далее