Умань и еврейская кровь… Зачем вы едете туда?

Стандартный
«15 сентября мы прибыли в Умань. Я явился в комендатуру города, где получил дальнейшие распоряжения. Моя задача состояла в том, чтобы взять под охрану находящиеся на данной территории железнодорожные линии и охранять Уманский аэропорт. Кроме того, я получил особый приказ о закрытии на следующий день Уманского аэропорта даже для переброски сил вермахта.
В назначенный день моя команда, получив подкрепление, отправилась на аэродром. В отряде ощущалось какое-то беспокойство, так как все догадывались, что предстоит нечто необычное. Из города доносились русские песни, можно было предположить, что приближается огромная толпа. По шоссе из города шагали огромные колонны поющих людей, построенных по шестеро в ряд. Вскоре они достигли территории аэропорта. Теперь стало видно, что в шеренгах были не только мужчины, но также женщины и дети всех возрастов. Никто не мог понять, что это значит, зачем сюда пригнали эту толпу. Все стало еще более загадочным, когда я получил приказ вывести охрану с ближайших постов. Я отвел своих людей на 400 метров назад и расставил их на главных постах на шоссе Умань-Киев. Они находились в 200 метрах от толпы. Между тем уже совсем рассвело, и все стало отчетливо видно… Когда площадь перед аэропортом заполнилась людьми, из города прибыло несколько грузовых автомашин. Из них высадились несколько команд полевой жандармерии, которые тут же были отведены в сторону. Из одной автомашины выгрузили несколько столов, которые расставили на довольно большом расстоянии друг от друга. Тем временем прибыло еще несколько машин украинской полиции под командой офицеров СС.
Полиция привезла с собой рабочие инструменты, и, кроме того, пришла машина, нагруженная мешками с хлорной известью. Я забыл сказать, что на площади перед аэропортом были вырыты длинные траншеи, похожие на ямы для хранения картофеля.
К этим ямам подъезжал теперь грузовик, и на расстоянии 15-20 метров друг от друга выгружалось по 6-8 мешков хлорной извести.

Читать далее

Любовь и Треблинка. Ему было только 29…Памяти Руди Масарека.

Стандартный

2 августа 1943. Концлагерь Треблинка прекратил быть удобным местом уничтожения. Нашлись люди, готовые рискнуть и попробовать выжить в аду.
Инициатором восстания был пятидесятилетний доктор Юлиан Хоронжецкий, но он был схвачен, когда обнаружились деньги, спрятанные для нужд восстания. Хоронжецкий принял яд и сохранил тайну. А восстание в концлагере Треблинка все-таки произошло.

Читать далее

«Пожалуйста, не плачьте, плачут по несчастным». Памяти Аббы Бердичева

Стандартный
Улица Абба Бердичев 2 Бат-Ям, ул. Абба Бердичев 7 Петах-Тиква, ул. Абба Бердичев 10 Гиватаим..
 
Улицы, улицы…И ходят люди по улицам этим, живут на них, покупки делают. А знают ли они, почему так названа улица. Знают ли израильтяне — наши современники, кто это Абба Бердичев?
 
Думаю, он заслуживает, чтобы мы помнили о нем…

Читать далее

Последня песня гетто Вильно… Памяти Любы Левицкой

Стандартный

Летом 2018 года я побывала в Прибалтике. Сперва в Латвии, а затем в Литве. Вильнюс, узенькие улочки, милые кафе… А через несколько дней я оказалась в Понарском лесу. Понары — место расстрела Вильнюсского гетто. 100000 человек, как жить с этой цифрой?…  Ежедневно в лесу расстреливали порядка 800 человек. Усердствовали солдаты из айнзатцгруппы A, эсэсовцы, и в первую очередь, их литовские пособники. Тела казнённых сваливались в котлованы, случайно вырытые там в 1940 году для строительства нефтебаз и засыпались землёй.

Читать далее

Катя Абрамис. А музыка звучит…

Стандартный
Катя Абрамис… Вам что-то говорит это имя?
Это было так давно. И так давно ее нет… Молодой, талантливой, интересной женщины. Вся жизнь впереди? Увы, не вся… Так мало отмеряно ей, только 35 лет. И хочется из теней прошлого выхватывать имена, не давать им навсегда пропасть в забвении…

Читать далее