Шахар Даубер. Помнить его…

Стандартный

Старший сержант Шахар Даубер, родом из кибуца Генигар в Изреельской долине. Сын репатриантов из бывшего СССР, репатриировавшихся в Израиль в начале девяностых. Служил в десантных войсках. 

Погиб 23 июля 2014 года во время операции «Несокрушимая скала». 
в бою с террористами в Хан-Юнисе в Секторе Газа. 

Его прощальное письмо, написанное на случай…
Горе большое, пригодилось это письмо…Я  перевела его на русский язык.
Читать далее

О землянике и о памяти нашей…От Литвы до Израиля.

Стандартный
Чтобы помнить…
Прошлым летом я была в Прибалтике, сперва в Латвии, а затем в Литве, и конечно же мой маршрут был связан с еврейской жизнью этих стран, хотелось поклониться памяти тысяч и тысяч евреев, загубленных в латвийском и литовском Холокосте. Сперва я побывала в Румбульском лесу. К этой поездке я была немного готова, видела фотографии мемориала, читала о нем. День был дождливый, мемориал сильный, одни камни, которые кричат, могут свести с ума.

Читать далее

Братья Бельские. Спасать свой народ…

Стандартный
Утром, в 10.00 была сирена Дня Катастрофы. Лаяли окрестные собаки, им не понять,что это лишь сирена Памяти. А я стояла и видела перед глазами лица…Детей, о которых вчера писала, родных, которые погибли, людей, о которых в разные годы приходилось рассказывать в своих статьях. Так понятней, хоть и гораздо больнее, когда представляешь этих людей…

Читать далее

Памяти 1.500.000. Помнить их имена…

Стандартный

«Если у человечества еще нет лекарства от рака; если оно пока не осваивает Марс, если оно все еще не в силах победить голод и найти новые источники энергии, то это только потому, что те еврейские гении, которые должны были совершить все эти открытия, сгорели в печах Освенцима»

из выступления Эли Визеля на церемонии памяти жертв Катастрофы 2000 года

Читать далее

Следы ветрянки. Рассказ.

Стандартный

Луц заметил их сразу, маму и маленькую девочку, которые были в толпе. Вернее, девочку…На нее он обратил внимание. Она сидела у мамы на руках и выглядела совершенно безмятежно. На вид ей было года три…

Как было Марте, неожиданно подумал он. Отвернулся дать указания. И вновь бросил взгляд в толпу, выискивая эту пару.

Полицаи из карательной бригады работали споро, наловчившись за предыдущие дни, в этот день расстрел проходил четко, без особых помех, крики, да, крики были…Но быстро прекращались. А эта женщина не кричала…Он, вообще, обратил внимание, что многие даже не плакали, в шоке они все, что-ли…Справа — новоприбывшие, слева уже те, кто будет в следующей очереди к яме. Голова болит, но надо выдержать этот очередной тяжелый день…

Читать далее