«Ану» — это Мы. «Ану» — это еврейский музей. Быть вместе…

Стандартный
Музеи бывают разные, но в основном, нам понятней и привычней, прийти в музей и окунуться в высокое искусство, неспешно и максимально бесшумно проходить из зала в зал, боясь задеть, дотронуться, повысить голос…
Но есть и другой вид музеев, музей — радость, музей — игра, музей — музыка и песни, фильмы и рецепты вкусных блюд. И все это — сплошной калейдоскоп событий, который захватывает тебя целиком, как поток чистой журчащей родниковой воды. И все это — калейдоскоп событий, которым тысячи и тысячи лет. И ты к ним имеешь непосредственное отношение, как частичка прошлого, настоящего, будущего…Это потрясающее ощущение.
На карте Израиля появился музей под самым кратким названием «Ану». Ану — это мы. Я и мои близкие, мои соседи, справа — выходцы из Кавказа, слева — из Марокко. Мы — это наши друзья, сослуживцы, друзья наших детей. И вообще, мы — это целый огромный мир, который называется «еврейский народ». И ему посвящен этот музей.

Читать далее

«Петербургский ангел» его детства…Памяти скульптора Романа Шустрова

Стандартный

Ангел. Хранитель. Все знающий. К лету обещает снять шляпу, закрыть зонтик. Но не сложить крылья. Потому что Ангел — Хранитель…

Этот Петербургский Ангел находится в Измайловском саду, около Фонтанки. Автор скульптурки Роман Шустров посвятил ее старикам из своего детства, питерской интеллигенции тех лет. А скульптурка победила на симпозиуме городской скульптуры в 2012 году.

С тех пор поселился Ангел-Хранитель в этом саду. Читает томик любимых стихов. Ждет, когда надо будет охранять кого-то… Но защитить своего создателя он не смог…

Читать далее

Последня песня гетто Вильно… Памяти Любы Левицкой

Стандартный

Летом 2018 года я побывала в Прибалтике. Сперва в Латвии, а затем в Литве. Вильнюс, узенькие улочки, милые кафе… А через несколько дней я оказалась в Понарском лесу. Понары — место расстрела Вильнюсского гетто. 100000 человек, как жить с этой цифрой?…  Ежедневно в лесу расстреливали порядка 800 человек. Усердствовали солдаты из айнзатцгруппы A, эсэсовцы, и в первую очередь, их литовские пособники. Тела казнённых сваливались в котлованы, случайно вырытые там в 1940 году для строительства нефтебаз и засыпались землёй.

Читать далее

«Севильский цирюльник» в Тель-Авиве или дом, где соединяются сердца.

Стандартный

Истории о хитроумном цирюльнике из Севильи, написанной Пьером Бомарше, почти двести пятьдесят лет. А она, превратившись в оперу, сохраняет популярность и в наши дни. Виртуозная опера Джоаккино Россини в которой все легко и смешно, где добро побеждает зло, а  главное — музыка в этой искрометной буффонаде «ложится» на сердце.  И музыкальная зима — 2020 в Тель-Авивском театре «Бейт хаОпера» завершается именно этой постановкой. Так что любители оперы, которым хочется позитива, уставшие от традиционных трагических финалов, в которых главные герои умирают от неизлечимых болезней, сгорают на костре, разбиваются насмерть, или погибают какими-то другими способами, вы сможете отдохнуть от всего негатива, улыбаясь и растворяя свои мысли в прекрасной музыке Россини. Здесь если и собираются повеситься, то делают это тоже смешно и не грустно…

Читать далее

Катя Абрамис. А музыка звучит…

Стандартный
Катя Абрамис… Вам что-то говорит это имя?
Это было так давно. И так давно ее нет… Молодой, талантливой, интересной женщины. Вся жизнь впереди? Увы, не вся… Так мало отмеряно ей, только 35 лет. И хочется из теней прошлого выхватывать имена, не давать им навсегда пропасть в забвении…

Читать далее

«Артикль» на сцене Тель-Авива

Стандартный

Одни языки нуждаются в артиклях, другие обходятся без них. А вот представить  литературную жизнь Израиля без журнала «Артикль» уже трудно. 

Читать далее