Как исполнилось в Цфате «предсказание» Мухаммеда Дамура

Стандартный

Цфат… Кажется, этот город взлетел в поднебесье вместе со своими жителями, крышами домов, маленькими кафе, высокими деревьями и еврейской музыкой. Тихий городок этот наиболее известен тем, что есть в нем квартал художников, творческих жителей Цфата, и тем, что в конце лета в нем проходит один из самых еврейских фестивалей года – Фестиваль клейзмеров. И тогда все оживает. Ровно на три дня, почти как в сказке о Золушке, когда в полночь третьего дня гаснут огни.

Читать далее

«Ану» — это Мы. «Ану» — это еврейский музей. Быть вместе…

Стандартный
Музеи бывают разные, но в основном, нам понятней и привычней, прийти в музей и окунуться в высокое искусство, неспешно и максимально бесшумно проходить из зала в зал, боясь задеть, дотронуться, повысить голос…
Но есть и другой вид музеев, музей — радость, музей — игра, музей — музыка и песни, фильмы и рецепты вкусных блюд. И все это — сплошной калейдоскоп событий, который захватывает тебя целиком, как поток чистой журчащей родниковой воды. И все это — калейдоскоп событий, которым тысячи и тысячи лет. И ты к ним имеешь непосредственное отношение, как частичка прошлого, настоящего, будущего…Это потрясающее ощущение.
На карте Израиля появился музей под самым кратким названием «Ану». Ану — это мы. Я и мои близкие, мои соседи, справа — выходцы из Кавказа, слева — из Марокко. Мы — это наши друзья, сослуживцы, друзья наших детей. И вообще, мы — это целый огромный мир, который называется «еврейский народ». И ему посвящен этот музей.

Читать далее

Когда деревья станут большими… Памяти двух сестер милосердия

Стандартный

Давно уже нет той больницы. И редко вспоминается эта история. Время — оно и лечит, и отдаляет, и стирает воспоминания. Не осталось живых свидетелей тех событий, состарились и ушли в мир иной близкие люди тех девушек. А они так и остались юными сестрами милосердия.

Читать далее

Как сказать «Мир прекрасен!» на языке горских евреев?

Стандартный

Если мальчику, родившемуся в Советском Союзе, дают имя Бен Цион, сын Сиона, то, пожалуй, ему на роду написано будущее: жить на родине предков, в Израиле. Нужно заметить, что назвать так сына в СССР, на нашей доисторической родине в пятидесятые годы нужно было иметь определенное мужество… И любовь к своему народу!

Ну а далее, любовь эту передать своему сыну. Бен-Цион Шамаилов получил отказ, подав просьбу о выезде из СССР, было это в семидесятых годах. И еще долгие десять лет Сын Сиона находился вдали от Сиона. Мечта осуществилась в 90-е, в начале большой Алии. Почти тридцать лет на родине – это подарок судьбы.

Читать далее

Любовь и Треблинка. Ему было только 29…Памяти Руди Масарека.

Стандартный

2 августа 1943. Концлагерь Треблинка прекратил быть удобным местом уничтожения. Нашлись люди, готовые рискнуть и попробовать выжить в аду.
Инициатором восстания был пятидесятилетний доктор Юлиан Хоронжецкий, но он был схвачен, когда обнаружились деньги, спрятанные для нужд восстания. Хоронжецкий принял яд и сохранил тайну. А восстание в концлагере Треблинка все-таки произошло.

Читать далее

Последний день Кинерет или автобус в пропасти

Стандартный

Как Хая Коэн ждала этого праздничного дня! Еще бы, девочке исполнялось двенадцать лет, еврейское совершеннолетие, и родители собрались торжественно отметить это событие. В семье Коэн началась подготовка, в которой принимали участие все домочадцы. А было у Хаи три сестры.

Читать далее