Марк Даниэль и Авигайль Аройо навсегда остались детьми…

Стандартный

2 января 1971 года выпало на субботу. Для многих израильтян – единственный выходной день, который проводится всей семьей. И Роберт с Притти собрали детей и отправились с ними в путешествие.

Семья Аройо репатриировалась в Израиль из Англии в 1969 году, поселилась в Кирьят-Оно, и, конечно, им все было интересно в новой стране. Роберт уже работал по специальности, он специалист по рекламе и маркетингу. Эти области в начале семидесятых были мало развиты в Израиле, и Роберт, которого близкие и друзья называли Бобом, быстро занял свою профессиональную нишу. Страну семья полюбила сразу, в тот момент, когда спустилась по трапу в Хайфском порту. Сперва ульпан, новые друзья, а потом уже будни…

Читать далее

«Ты — мне печаль… Ты — счастье мне». Памяти Кирилла Голеншина

Стандартный

Старшего сержанта ЦАХАЛа Кирилла Голеншина не стало 1 ноября 2006 года. Скоро четырнадцать лет как Диана вновь и вновь вспоминает этот день, который разделил судьбу ее семьи на до и после.

Тот первый ноябрьский день должен был стать совершенно рядовым, а оказался роковым. Диана долгие годы не была готова делиться воспоминаниями. Но пришел день, когда ей стало важно, чтобы о ее мальчике, о ее Кирилле узнали люди. Так родился этот очерк…

Читать далее

Погром в Тверии, год 1938. Нам это помнить…

Стандартный

Я вела машину и слушала радио. Включила я на середине беседы, и потому не узнала, с кем было заинтересовавшее меня интервью. Говорила женщина с арабским акцентом, говорила эмоционально, перебивая ведущего, доказывая свою правоту. И утверждая, что во всем арабском терроре в Эрец-Исраэль виновна оккупация.

Ведущий спрашивал, осуждает ли она убийства ни в чем не повинных людей, теракты, в которых погибают мирные жители, женщины, дети. Он привел несколько известных примеров последних лет, таких, как убийство семнадцатилетней Рины Шнерб, которая погибла во время отдыха с отцом и братом около родника. Но дама на радио была непреклонной. Уходила от ответа как могла, и все у нее сводилось к оккупации. Я выключила радио. Стало просто невозможно это слушать.

А вспомнила я это сейчас, когда на календаре было 2 октября. День, когда случился страшный погром в Тверии. Это был 1938 год. Ни о какой «оккупации» речи быть не могло. А террор был. И ненависть ко всему еврейскому была. Она вылилась в страшную беду. В этот осенний день в Тверии погибли 19 человек. В том числе 11 детей. Арабские погромщики не щадили никого, убивая самым жестоким образом.

Читать далее

Первый в списке… Памяти Авраама Шломо Залмана Цорефа

Стандартный

Есть израильский сайт, посвященный памяти граждан, погибших во враждебных действиях, жертв межнационального террора.

И вот, друзья, на днях я узнала, кто №1 – на этом сайте. Интересная история, интересный человек, который считается первой жертвой арабского террора современного времени.

Правда, не так уж время и современно. Дело было в середине 19 веке. Фотографии человека этого нет… Но имя его известно, и история жизни тоже. А она необычайно увлекательна.

Итак, жил-был в Литве, в городе Кайданы Авраам Шломо Залман.

Читать далее

«Я не предал…» Его выбором стала смерть

Стандартный

Через месяц ему должно было исполниться двадцать лет. Но не исполнилось. О чем он думал в последние минуты своей жизни, нам тоже не дано узнать.

О чем думает девятнадцатилетний мальчик перед лицом смерти… О семье, о любимой девушке, о маме. А потом, не имея в тюремной камере ни ручки, ни карандаша, прокалывая деревянной зубочисткой точки-буквы на листке из книги, пишет последнюю фразу «Я не предал, предпочел смерть».

Читать далее