Бывший муж… Рассказ

Стандартный

  Я открыла глаза и вспомнила все. Лучше бы не вспоминала. Лучше бы я лежала с закрытыми глазами, и думала, что все это не со мной. Не со мной…О, Боже, как же жить-то теперь?

Я помню все, как лежала на обочине, сколько времени, не знаю. Как видела звезды, а встать не могла. И кричать не могла. Словно все онемело во мне, и даже боль, она была загнана так глубоко, что я не могла кричать. Ничего не могла.

Как я, разбитая, откатилась на обочину, я не помнила. Это было мгновенье.

Переход? Да, кажется, там была зебра, полосатая разметка. Но он, этот автомобиль, летел на сумасшедшей скорости. Куда он летел?? Я просто не успела отскочить. Фары ослепили так резко, что я практически ослепла в то мгновенье. А затем он пролетел мимо… А я оказалась на обочине.

И одна мысль в голове. Дети? Как же они там одни? И теперь навсегда одни? Эта мысль, мне кажется, хранила меня, если так можно сказать. Потому что умирать я уже начала, когда меня нашли. Я все-таки смогла прокричать что-то. И кто-то услышал меня тем поздним вечером. Потом я уже потеряла сознание…

Читать далее

Роза вышла замуж. Рассказ

Стандартный

— Слышишь, Герш, она так и привела этого своего, — Хана сидела на кровати, и расчесывала тяжелые густые волосы. Была у нее традиция, перед сном расчесать их, выйдя во двор, чтобы воздухом они пропитались. Летом во дворе, зимой на крыльце. Гордилась Хана волосами и они, действительно, украшали лицо, сглаживая его грубоватые черты и добавляя ей мягкость.  

И то, что сегодня Хана расчесывалась в комнате, демонстрировало ее растерянность.

— Так ты слышишь, Герш? – повторила она, обращаясь к мужу.

Герш слышал. Отвечать не хотелось. Не ответить было невозможно. Хана не отстанет. И если честно, его тоже волновал этот вопрос.

Но, чтобы как-то оттянуть время, хотя было понятно, кто это — «она» и кого — «его», он переспросил.

— Твоя дочь! –  теряя терпение, ответила Хана, — твоя старшая дочь привела сегодня в дом своего коммуниста. Или комсомольца. Не знаю, кто он там.

У коммуниста или комсомольца было имя. Его звали Леонид Ольшанский. Но Хане не хотелось произносить это имя, она его уже не любила, как не полюбила Советскую власть, в одночасье поломавшую весь привычный уклад жизни. Герш понимал это. И что ответить Хане, не знал.

Хорошо было бы сделать вид, что уснул, и обмозговать пока ответ, но Хана нетерпеливо покашливает и даже волосы расчесывать перестала.

— Ну, это же ничего еще не значит, — примирительно сказал Герш, — Пришел-ушел…

Жена покрутила пальцем у виска,

— Только равнодушный человек так может ответить, — в сердцах сказала она и перекривила:  Пришел — ушел. Это твоя дочь! Тебе что —  всё равно?

Ну, конечно, когда Розочка умница, когда она помощница и красавица, она — дочь Ханы. А когда Роза привела в дом своего комсомольца или коммуниста, она его, Герша, дочь.

Читать далее

Утро доброе, мама! Рассказ

Стандартный

Игорь уже засыпал, когда раздался телефонный звонок. В этот день он очень устал, да и следующий день не обещал быть томным и степенным.

Мобильник, как всегда, рядом с кроватью, ибо давно заменяет будильник, так что остановить его трезвон и ответить получилось быстро. Звонил Женя. Женя, который обычно вел длинные беседы с прологами и эпилогами, на этот раз сразу перешел к делу:

— Слушай, брат, извини, что поздно, но ты мне нужен. Вернее, отцу нужно пойти к врачу на консультацию, понимаешь. Очередь эту ждали месяц. Я собирался его повести, а тут нагрянула срочная командировка. Ну, знаешь, такая, что отказаться никак. Так что тебе, брат, придется…

Игорь переварил информацию, и посмотрел на календарь. Очередь у отца к врачу была не в самый удобный для него день, уже полный планов и неотложных дел. Ну что же, значит, неотложные дела придется отложить, подумал он и ответил:

— Да, конечно, братишка, приеду, пойду с батей, не волнуйся!

Он почувствовал, как в голосе Жени сорвались намечаемые металлические нотки, и вернулась спокойная интонация. Женя, очевидно, предполагал получить отказ и собирался в атаку, выяснять отношения. А чего собственно выяснять отношения? Один отец, два сына…

Читать далее

История любви или внук из пробирки. Рассказ

Стандартный

— Ты видел, как он качал ножкой, — спросила Мирьям, еще не успев потушить свет на прикроватной тумбочке, — ты помнишь, что Лиор тоже делал так в детстве?

Лицо ее, освещенное  мягким светом лампы, было мечтательным и даже помолодело. Только что Мирьям расчесала на балконе волосы, этой традиции много лет, какой-то специалист по натуропатии посоветовал ей так делать перед сном, и Мирьям с любовью совершала сей обряд.

Но потом, когда ушел Лиор, она отказалась от всего, что было ей любимо и мило. От разных мелочей, которыми дорожила. И то, что сегодня она вышла на балкон, распустив обычно собранные в пучок волосы…О! Это много говорило мне.

И я вдруг почувствовал, как сильно люблю ее. Нет, не верно, я и раньше чувствовал это, но Мирьям запретила…Все, все светлое, яркое, чувственное ушло из дома с уходом Лиора.

Я понимал ее, я понимаю ее. Хотя однажды, когда я только попытался предложить ей пойти в театр, она посмотрела на меня таким взглядом, что я готов был провалиться сквозь землю, и сказала: «Ты не понимаешь меня».

Это был приговор. Приговор моей черствости, холодности, равнодушию. Она не произнесла ни одного из этих слов, они были написаны в ее взгляде. И я принял нашу жизнь, нашу новую жизнь.

Читать далее

А был ли поджог? Рассказ

Стандартный

Посвящается Алле Ольховой,

история которой взята за основу сюжета.

Письмо пришло на имя директора школы. Она передала его классному руководителю 7-Б и рекомендовала сообщить председателю пионерской дружины и комсоргу. Нужно отреагировать, необходимо…. Седьмые  классы – это серьезно, в конце учебного года лучших учеников будут принимать в комсомол. Но классная руководительница Нина Алексеевна решила вызвать родителей, а потом уже распространять эту историю дальше по школе. Поговорила она и с самой  Ольгой, однако девочка хмуро молчала.

Читать далее

Находка. Рассказ.

Стандартный

Бэлка копается в мусорниках, и с этого живет. Это не хобби и не специальность, это именно жизнь. Почему Бэлка выбрала такую жизнь? Не спрашивайте ее…Она слишком гордая, вряд ли ответит вам и расскажет…О, ей было бы что рассказать не на рассказ, а на целый роман. А может быть, сценарий. Но Бэлка молчаливая. Все держит в себе.

Да, она пьет и теперь ей трудно остановиться. Пьет вино, старается покупать красное, потому что вкуснее ей оно. Значит, Бэлка не пьет ради выпивки, а делает это, потому что ищет вкус жизни? И да, она помнит, истина в вине. Учила когда-то в школе, и даже реферат писала о творчестве Блока.

А теперь, что теперь… Съемный угол в полуторакомнатной квартирке с полоумной соседкой, которая даже не хочет спустить после себя воду в унитазе. Утверждает, что спускает через раз, так бюджетней ей. На самом деле, похоже, на запущенную депрессию и полное безразличие к себе самой. Нет, Бэлка, в отличие от своей напарницы по берлоге, не безразлична себе, ей просто плохо, и она не знает, как бороться и где искать, что такое хорошо.

В мусорниках, кстати, копается не только она одна. Тут нужна сноровка, и быть первой! Бутылки – хороший доход, с них она начинала. Людям лень тащить их домой, собирать, сдавать. А Бэлке – с мира по нитке, ну а дальше, сами знаете…

Читать далее