Шесть свечей надежды.

Стандартный

«Шесть свечей надежды». Тривиально звучит? Не знаю, но звучит настолько верно, что лучшего названия и искать не хочется.

Шесть свечей были зажжены 28 ноября в Гиватаиме, в доме выходцев из Волыни, который является филиалом музея «Яд ва Шем». В этот теплый осенний вечер здесь поминали уничтоженные во время Катастрофы еврейские общины Латвии и Эстонии. В большом зале не было свободных мест. Люди приехали со всех уголков Израиля, из южных городов и верхней Галилеи, приехали в центр страны, чтобы почтить память своих близких, вспомнить о них. Это событие ежегодно приурочено к трагедии в Румбуле.

Румбульский лес — «Бабий Яр» Риги, города, который был родным для тысяч евреев…Наверное, до войны, многие из них гуляли в этом лесу на окраине столицы Латвии,  назначали свидания, радовались первому снегу, первым весенним цветам… Кто мог представить этот лес в крови?

Таким он стал в ноябре-декабре 1941 года. Две акции  30 ноября и 8 декабря 1941 года уничтожили «большое»  гетто Риги. Недолго оно просуществовало. В Румбульском лесу, недалеко от южной окраины города, части эйнзацгруппы «А» совместно с латышскими коллаборационистами расстреляли около 26 тысяч евреев, в основном женщин и детей.

С декабря 1941 года в рижское гетто направлялись евреи из  европейских стран. Оставшиеся в живых четыре с половиной тысячи латвийских  евреев были отделены от них двумя рядами колючей проволоки. В течение 1942 года латвийские евреи «малого гетто»  пытались  организовать движение сопротивления. 28 октября 1942 года 11 человек под руководством Овсея Окуня сделали попытку вырваться из гетто. Они смогли  захватить грузовик, на котором  надеялись  пробиться к партизанам. Но недалеко от Риги машина попала  в засаду и после боя все участники Сопротивления погибли. В начале ноября 1943 года гетто было ликвидировано.

В 1964 году, еврейским активистам удалось добиться открытия памятного камня с надписью «Жертвам фашизма» на латышском, русском языке и на языке идиш. Теперь там мемориал, разбросано много камней, а на них имена погибших. Лес камней, лес имен…

В последние годы в Румбуле  проводятся  траурные церемонии. Но давно уже рижские евреи разбросаны по миру.  28 ноября члены израильской ассоциации  выходцев из Латвии и Эстонии провели вечер, посвящённый памяти евреев, погибших в годы Холокоста. Первая такая церемония состоялась еще в 1950 году!

Этой традиции ассоциация и ее многолетний руководитель Эли Валк остаются верны.

 

За несколько дней до светлого праздника Ханука зажглись на церемонии  поминальные свечи. Они показались мне, в первую очередь, свечами Надежды. На сцену выходили потомки тех, кого коснулся пожар «сороковых – роковых». Выходили целые семьи, родители, дети, маленькие внуки. Каждый случай индивидуален. Каждая история спасения — уникальна. Шесть свечей  — шесть еврейских семей. У каждой свечи было свое тематическое направление.

Первая свеча была зажжена в память спасшихся в Катастрофе. Ее зажгла Мирьям Двир. Отец Мирьям, Ицхак Гдуд, чудом выжил в Рижском гетто, после его уничтожения оказался в концлагерях смерти, и вновь его звезда не погасла. Ицхак стал единственным из всей своей семьи, кому удалось спастись. Его родители Меир и Хая и их дети Песя, Авраам и Рахель были убиты. После войны Ицхак создал семью, и в начале семидесятых годов прошлого века репатриировался в Израиль. Мирьям, дочь Ицхака вместе с сыном Игалем и внуками, среди которых был военнослужащий ЦАХАЛа, начала церемонию зажигания свеч.

Вторую свечу посвятили памяти еврейской общин Эстонии. И зажгла свечу Мара Байнгольц. Ее мама Эстер  Бася Павловская родилась в Пярну. Она была старшей дочерью Макса и Ривки Павловских. Семья владела фабрикой текстиля в Пярну. Перед войной Эстер поступила в тартусский университет и оттуда успела вместе с другими еврейскими студентами эвакуироваться в глубину России.  Родители, Макс и Ребекка, с  двумя маленькими сыновьями, Аврамом и Ароном были расстреляны в начале войны. Маленькая еврейская община курортного эстонского городка перестала существовать.

После войны на еврейском кладбище в Пярну был поставлен памятник погибшим детям, на котором выгравированы и имена братьев Павловских. А на церемонии зажигания свечей Мару сопровождали ее дочери Хана и Ривка, названная в честь бабушки, и маленькие внучки.

Третья свеча была зажжена в память о Праведниках Мира. Лесничий Арсений Корнилов спас несколько еврейских семей из Даугавпилса. Среди спасенных был Авраам Магид. После гибели жены и маленьких дочерей он смог выбраться из города, прятался в нескольких деревенских семьях, в том числе ему помогал укрываться Арсений Корнилов. После войны Авраам создал новую семью, общение со своим спасителем он сохранял еще долгие годы. Сейчас в Израиле живет Белла, дочь Авраам Магида. Вместе с ней третью свечу зажигали ее дочь Либи и Вита, внуки Ноам, Шани, Йонатан, Эмми и Мия. А Арсений Корнилов стал 136-м латвийским Праведником Мира.

Четвертая свеча была посвящена еврейским бойцам, воевавшим на фронтах Второй Мировой войны. Эту свечу зажгли сестры Ирина Сотман и Лидия Маурер в память о своих родителях, отце Абраме Шуре – сапере, получившем тяжелое ранение, после госпиталя вернувшемся на фронт корреспондентом газеты «Латвиешу стрелниекс» и маме Елене, операционной медсестре медсанбата Латышской дивизии.

Елена Даниловна Шур потеряла во время оккупации Риги всю семью: мать, старших сестер Бетти и Герду, и младшего восемнадцатилетнего брата Вилли, убитого в первые дни войны в рижской тюрьме. Она до последнего дня хранила память о большой и дружной семье Ицигсон. А эту свечу вместе с дочерями Елены и Абрама Шур зажигали их внуки Александр и Павел, внучка Габи и маленький правнук. Продолжение рода…

Пятую свечу в честь хранителей коллективной памяти зажёг житель кибуца Кфар Блюм  Йонатан  Порат. Этот кибуц в Верхней Галилее был основан в 1943 году выходцами из Латвии, Эстонии и Англии. Йонатан Порат руководит музеев в кибуце, в нем собраны многие исторические документы и фотографии, связанные с судьбой первых жителей кибуца. Йонатан – потомок семьи Фрид из небольшого латышского городка Балви.

Очень трогательно было видеть, как зажигает шестую свечу старший сержант ВМФ ЦАХАЛа Эйтан Розенталь. Он — потомок нескольких латвийских семей, многие члены которых погибли в годы оккупации. И вот стоит на сцене высокий, подтянутый, в военной форме парень и зажигает свечу в память о детях, погибших в Холокосте и в честь всех потомков, которые сегодня защищают Израиль.

Рядом с ним его мама Ханита, которая вела всю церемонию, дедушка и бабушка, Моня и Женя Вайсман, и младший брат Элай. Деды и внуки вместе…

Разве не это – наша надежда?  Главная надежда, что ничего подобного больше не повторится! Никогда более.

 

Шесть свечей надежды.: 4 комментария

    • Lina Gorodetsky

      Спасибо большое, Ася. Если у вас есть аккаунт на Фейсбуке присоединяйтесь к моим подписчикам. Есть много коротких материалов, которые я публикую именно там. Здоровья и Благополучия в Новом Году!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s