«Гори, гори ясно, чтобы не погасло!» на горе Мирон. История самого горячего праздника.

Стандартный

Историю этого дня, пожалуй, можно было начать со сказочной фразы: «Жили-были…»

Давно это было, во время правления римского императора Адриана. Жили-были в Иудее четыре еврея. Ну а там, где четыре еврея, известно, что есть как минимум три мнения. Здесь предоставим слово Талмуду:

«Рабби Йеуда, рабби Йоси, рабби Шимон и Йеуда бен Герим обсуждали вклад римлян в развитие страны. Рабби Йеуда сказал, что римляне сделали много хороших вещей — основали рынки, мосты и бани. Рабби Йоси промолчал. Рабби Шимон сказал, что все, что сделали римляне, — сделали для собственной пользы. Рынки — чтобы было место для проституток, бани — для ублажения собственного тела, мосты — для сбора пошлин. Йеуда бен Герим разболтал содержание разговора. Это дошло до властей, и они решили, что рабби Йеуда должен получить повышение за то, что возвеличил римское правление, рабби Йоси должен быть сослан в Ципори за то, что промолчал, а рабби Шимон должен быть казнен за то, что порицал правящий режим». (Вавилонский Талмуд,  трактат Шабат 33б)

Так рабби Шимон Бар Йохай оказался в изгнании. Он успел скрыться ранее, чем за ним пришли, чтобы привести в действие смертный приговор. Двенадцать долгих лет скрывался рабби Шимон с сыном Элазаром в пещере, расположенной в Галилее, недалеко от Пкиина. Только после смерти императора он смог выйти оттуда. Эти двенадцать лет он посвятил изучению Торы, познав ее глубину и высоту, питаясь плодами рожкового дерева и утоляя жажду водой из соседнего родника.  Говорят, что выйдя из пещеры, он возмутился, увидев работавших в поле людей, не понимая, как они могут заниматься таким «низменным» делом. И этим навлек на себя господний гнев…Рабби Шимон провел в пещере еще двенадцать месяцев, и научился понимать простых людей.

Эти тринадцать лет жизни рабби Шимона Бар Йохай одарили его необыкновенной мудростью и знаниями, которыми он делился с учениками, открыв учебные заведения «йешивы» в Сидоне, Мироне и в Текоа. Тайны Торы, познанные им,  легли в основу книги «Зоар» — главной книги Каббалы.

Точный год смерти рабби Шимона бар Йохай неизвестен, это случилось приблизительно в 160 году нашей эры, восемнадцатого число еврейского месяца Ияр. Главные тайны Торы он передал ученикам накануне смерти, и в этот день ученики его увидели пламя, которое не позволяло приблизиться посторонним людям к дому рабби Шимона. Он был похоронен в пещере, рядом с деревней Мирон.

Смерть мудреца стала одной из главных традиций праздника Лаг ба-Омер. Сам же праздник возник в честь того, что в этот день прекратилась эпидемия, скосившая множество учеников другого мудреца, Рабби Акивы.

А в память о Шимоне бар Йохай в этот день принято  разжигать костры. В первую очередь этот каникулярный день приносит радость детям, и не гаснут костры до глубокой ночи. Устраиваются семейные костры, или собираются целые классы одной компанией. Для этого ребята старательно собирают заранее все, что может стать основой костра. «Взвейтесь кострами, синие ночи…», эта пионер-лагерная песня раз в году весьма актуальна и в Израиле. А как замечательно запекать в костре картошку, которую мамы заранее завернули в фольгу, поглощать разные сладости, и просто проводить время вместе. При этом многие светские израильтяне, надо полагать, не очень углубляются в причины возникновения праздника Лаг ба-Омер.

Но есть в этот день главный костер страны. Его зажигают недалеко от могилы Шимона бар Йохай, на горе Мирон. В память о нем.

Со временем эта традиция окрепла. И в последние годы на горе Мирон в течение суток собираются порядка полумиллиона человек!  Представителей всех течений иудаизма, светских и религиозных, израильтян и зарубежных туристов.

И даже в этом году, когда в связи с сильнейшей жарой, посланной нам в день Лаг ба-Омер, были приняты различные постановления и запреты, касающиеся разжигания огня, костры на горе Мирон остались неприкосновенными.

Впервые вчера мне посчастливилось побывать на этом празднике костров и почувствовать его ауру. Маленький мошав Мирон, в котором проживают порядка тысячи человек, на одни сутки превращается в центр страны.

Туда заранее перекрывается дорога, и доехать можно только общественным транспортом.

Множество автобусов везут людей, которые хотят принять участие в церемонии Лаг ба-Омер. Кстати, современный мошав Мирон, построенный выходцами из Венгрии и Румынии, а также религиозными бойцами Войны за Независимость, в этом году отмечает свое семидесятилетие, он возник в 1949 году. Здесь обычно тихо, свежо, как во всех горных поселениях Верхней Галилеи.

Кроме одного дня в году, когда мошав преображается.

Яркий свет, флаги и шары, и даже мыльные пузыри и другие развлекательные аксессуары немного смещают акценты, но это лишь в начале пути к месту главного действия.

А затем, вдруг дорога сужается, и вскоре ты оказываешься в сердце мошава, среди всех, кто специально приехал сюда, чтобы прикоснуться душой к традициям Лаг Ба-Омер.

А по традиции, церемония зажигания костра принадлежит представителям хасидов Бояна. И ее открывает адмор этого хасидского двора, корни которого уходят в Западную Украину, в маленькое одноименное местечко. Это право первого костра на горе Мирон получили хасиды Боян еще в конце девятнадцатого века.

Мне пришлось стоять на женской половине праздника, и видеть множество женщин, собравшихся там. А сколько детишек привозят родители с собой, чтобы они также прикоснулись к торжеству!

Есть в этот день и любопытная традиция, которая называется «халаке». В этот день на горе Мирон впервые стригут мальчиков, достигших трехлетнего возраста. И этой традиции верны многие родители, которые специально привозят сыновей.

Вообще, энергетика этого места особенная, в день Лаг ба-Омер ее можно, пожалуй, сравнить только с Иерусалимом, с площадью рядом со Стеной Плача.

И нужно честно сказать, что телевизионный экран самого крутого телевизора не сможет передать то, что чувствуешь, когда находишься в мошаве Мирон в эти часы. Наверное, потому и едут сюда тысячи людей, добираются целыми семьями, везут маленьких детей, едут старики и беременные женщины. Каждому прибывшему понятно, для чего он приехал на торжество Лаг ба-Омер в горы Верхней Галилеи.

Я посетовала на то, что женщины находятся в отдалении от костра и услышала в ответ, что энергетическая сила этого костра настолько высока, что достигает каждого, кто прибыл в мошав Мирон. Так я познакомилась с Ривкой. Риква родилась в Бней Браке, а приехала из Иерусалима, из Меа Шеарим, у нее девять детей и уже появились внуки. А на гору Мирон в день Лаг ба-Омер Ривка ездит около тридцати лет. Я спросила, что же так манит ее сюда.

«Я чувствую, что нахожусь здесь не только среди людей, — ответила она, — а в первую очередь, среди их душ. Это, как миква, которая очищает душу одновременно всем, кто собрался здесь.»

Она добавила, что огонь костра праздника Лаг ба-Омер, это свет, собирающий вместе еврейский народ. Свет Торы, который горит так ярко, что виден издалека.

Ривка рассказала, что был у нее тяжелый период в жизни, когда она не справлялась  с уплатой крупных долгов. И одна из поездок на гору Мирон помогла, однажды ей простили долг, и она смогла возвратиться к рутинной жизни. По профессии Ривка – педагог, преподает математику. Она свободно владеет английским и радушно отвечала на вопросы иностранных корреспондентов.

Организаторами этот день продуман так, чтобы он прошел без лишних происшествий. Служба безопасности, машины пожарной службы, «скорая помощь», все на посту. И действительно, полусотне человек в этот день понадобилась медицинская помощь. Организация «ЗАКА» во время церемонии помогает родителям оперативно найти ребенка, если он потерялся. Везде есть вода и легкое угощение, устраиваются также праздничные трапезы, причем бесплатно, можно зайти и перекусить.

В этот день приезжают в мошав Мирон члены кнессета, политики и общественные деятели.

А костры на горе Мирон продолжаются до окончания дня Лаг ба-Омер, когда устраивается еще одна финальная торжественная церемония. Более суток освещают они Верхнюю Галилею.

Да, праздник Лаг ба-Омер, это также музыка, которая звучит вокруг. А музыка — это всегда полет. Не только в прошлое, в местечки черты оседлости, к радости и горю моего народа. Это полет души, который не хочется остановить.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s