Последний день Кинерет или автобус в пропасти

Стандартный

Как Хая Коэн ждала этого праздничного дня! Еще бы, девочке исполнялось двенадцать лет, еврейское совершеннолетие, и родители собрались торжественно отметить это событие. В семье Коэн началась подготовка, в которой принимали участие все домочадцы. А было у Хаи три сестры.

Пятнадцатилетняя Кинерет, старшая сестра, предложила нарядную одежду для такого торжества купить девочке в Тель-Авиве. Лето, каникулы…Она решила сделать ей подарок, и они вместе отправились из Иерусалима на побережье. Это был прекрасный день, они гуляли по городу, ели фалафель, а когда все покупки были сделаны, сестры собрались домой.

Когда они пришли на станцию, автобус иерусалимского маршрута уже был полон. Хая хотела в любом случае поехать этим рейсом, но Кинерет сказала, что лучше подождать, а старшую сестру, как известно, надо слушать. В следующем автобусе они удобно устроились и задремали. Хая уснула, у нее из руки выпала жестяная баночка кока-колы. Этот шум привлек внимание других пассажиров, и девочке стало неудобно. Она больше не могла уснуть, смотрела на пейзажи за окном.

Они ехали над ущельем, а на обочине росли красные цветы. Алые, как кровь. Хая почему-то особенно запомнила их. В ту минуту она посмотрела в сторону кабины водителя и не поняла, что там происходит. А само мгновенье она не помнит… Только черную пропасть, в которую летел автобус. Позже пришло понимание — она осталась без сестры.

Кинерет Коэн – одна и шестнадцати жертв страшного автобусного теракта, который произошел на трассе Тель-Авив – Иерусалим 6 июля 1989 года. Тридцать лет назад.

Это случилось в четверг, транспорт, как обычно перед выходными, был переполнен. Автобус «Эгеда» отправился по маршруту 405 из Тель-Авива в Иерусалим. Одним из пассажиров был двадцатипятилетний террорист Абд аль-Хади Гнейм, член группировки «Палестинский исламский джихад», житель лагеря беженцев Нусейрат из сектора Газа.

Он ничем не отличался от остальных пассажиров — такой же молодой парень, как и другие ребята в автобусе. Как понять, что в автобусе убийца… Маршрут достаточно длинный, все отдыхали во время дороги.

То, что случилось дальше, с трудом поддается описанию.

Рядом с поселком Неве-Илан террорист напал на водителя, резко потянул рулевое колесо вправо и направил автобус в сторону ущелья. Это все произошло настолько быстро и неожиданно, что никто из пассажиров не успел прийти на помощь и нейтрализовать террориста. Водитель оказался один на один с бедой. Но он не сдавался. Когда водителю удалось выровнять автобус буквально на краю пропасти, террорист ногами сумел оттолкнуть его и водитель потерял равновесие. Автобус полетел в пропасть! Он бился о ступени выступающей скалы, водителя выбросило из кабины. В итоге автобус перевернулся на дне многометрового ущелья и загорелся. Многие пассажиры сгорели заживо.

Первыми на место происшествия прибыли ученики ультраортодоксальной йешивы из соседнего поселка Кирьят-Яарим и жители этого поселка. Они и оказывали первую помощь. Затем к тяжелой своей миссии приступили спасательные силы ЦАХАЛа, полиция и медики «скорой помощи». Спасательные работы происходили в особо сложных условиях. Раненых несли на руках десятки метров вверх к дороге, вертолеты ВВС доставляли их в больницы.


В спасении, как рассказывают, участвовали жители соседних арабских деревень Айн-Накуба и Айн-Рафа.


В этом страшном теракте погибли 16 израильтян, 27 получили тяжелые ранения.

Что касается террориста …В этот день у него родился первенец, и таким образом Абд аль-Хади Гнейм решил отметить это событие в своей жизни. Погибли мирные люди, каждый со своими планами, мечтами, надеждой. А он, представьте, не погиб. Он был ранен, опознан пассажирами и, как и полагается в нашей миролюбивой стране, после лечения отправлен отбывать тюремное заключение. А точнее — 16 пожизненных заключений.


Правда, через несколько месяцев после теракта его показали по израильскому телевидению, в компании таких же арабских заключенных, за обильной трапезой с широкой улыбкой на физиономии. Он вкусно ел, читал книги и никакого раскаяния даже не предполагалось. Конечно, это получило резонанс среди израильтян, воспоминания о теракте были очень свежи.

Чтобы предотвратить подобные теракты в этом месте, на обочине дороги были установлены двойные перила безопасности. Некоторые междугородние автобусы оборудовали металлическими перилами, чтобы отделить водителя от пассажиров. Первое время после теракта сотрудники службы безопасности «Эгеда» ездили в автобусах, сидели среди пассажиров в первых рядах, чтобы помочь водителю в чрезвычайных ситуациях. Это было важно, ибо воодушевление от той удачи у арабских террористов было весьма высоко. Вскоре был убит охранник, работавший на строительной площадке Тель-Авива, а буквально через два месяца другой арабский террорист напал на водителя того же 405 иерусалимского рейса, но его удалось обезвредить.

Эхо этого теракта отзывается и по сей день… Были попытки увековечить память погибших пассажиров. Сразу после теракта люди собрали обугленные останки автобуса и установили их в виде памятника, но из соображений безопасности они были удалены. Хотя мне кажется, что нужно было огородить и сохранить их. Ибо это был бы самый впечатляющий памятник.

После общественной борьбы все-таки был установлен памятник жертвам теракта, рядом с ним были посажены шестнадцать деревьев. В первые годы после трагедии в День памяти там проходили митинги с участием руководителей государства. Но подход к памятнику был сложным и даже опасным, удобную дорогу к нему так и не проложили.

А 26 декабря 2012 года его не стало. Он был разобран и украден. Следы привели в арабскую деревню Абу Гош, один из жителей которой и совершил этот акт вандализма, продав части памятника на металлолом в Рамаллу. Точно так же поступили еще с одним памятником, бронированным автомобилем, который был единственным средством передвижения в районе Иерусалима во время Войны за независимость. Эти акты вандализма были расценены не только как банальный грабеж имущества, но и как действия на националистической почве.

Буквально через неделю после того происшествия спикер Кнессета Реувен Ривлин заявил, что памятник будет восстановлен, ибо это важно для семей погибших и для сохранения памяти о трагедии. Но, как я поняла, воз и ныне там. Место, где произошла эта огромная трагедия, так и осталось пока безымянным. А жаль…

Может быть, вам интересно знать, как сейчас сидит свои шестнадцать пожизненных заключений этот преступник? А никак. Он давно не сидит…

Террорист Абд аль-Хани Гнейм был освобожден в октябре 2011 года по обмену на Гилада Шалита. Родственники погибших перенесли тяжелое потрясение, узнав об этом. Далия, мама Кинерет Коэн, сказала, что трагедия ее семьи непоправима. В тот день, когда случился теракт, она не знала, что делать, рыдать по погибшей старшей дочери или радоваться тому, что младшая чудом осталась жива. Так и сидела семья траурную неделю, а потом все же отметили девочке двенадцатилетие. Можно сказать, что 6 июля, в день, когда погибла Кинерет, Хая родилась второй раз…

А террорист почти сразу после выхода из тюрьмы выступил по телевидению и на иврите сообщил, что семья очень рада его освобождению, что сын гордится отцом и считает его героем. Нужно ли к этому что-либо еще добавить…

И вот что важно рассказать… Помните, кто первым пришел на помощь пострадавшим в теракте? Добровольцы – учащиеся ультраортодоксальной йешивы из Кирьят-Яарим. Так родилась всемирно известная общественная организация ЗАКА.

Добровольцы ЗАКА, большинство которых составляют ортодоксальные евреи, оказывают первую помощь пострадавшим, участвуют в опознании жертв террористических актов, ДТП и других несчастных случаев. У них особо тяжелая миссия – собирать части человеческих тел для достойного погребения. Они также участвуют в проведении спасательных операций за пределами Израиля. Идея появления подобной организации родилась из боли и горя 6 июля 1989 года.

В день, когда пассажиры рейса 405 не доехали до места назначения. Разные люди, разные судьбы. Но один трагический финал.

Их имена:

Шимон Даган, 27 лет

Кинерет Коэн, 15 лет

Рита Сюзан Левин 39 лет, адвокат, новая репатриантка из США

Това Маймон 19 лет, военнослужащая ЦАХАЛа

Доктор Шели Волохов, туристка и волонтер из Канады

Нахум Мизрахи

Шломо Ацмон

Супруги Эстер и Ицхак Наим

Мирьям Царфи, 41 год

Шауль Хай Цур ,21 год

Мордехай Розенберг, 50 лет

Матитьягу Гершон Резник, 25 лет, новый репатриант из Аргентины

Ализа Шошана Рейкис, 17 лет, туристка из Канады

Яков Шапира, 73 года, ученый, выходец из СССР

Эмиль Горбман, 54 года, новый репатриант из СССР

И еще воспоминания хранятся в песне…Ее написала известная израильская певица Рухама Раз в память о своей сестре Мирьям, которая погибла в этом роковом рейсе.

Эти документальные кадры смогут дополнить мой рассказ о том, что произошло на трассе Тель-Авив – Иерусалим тридцать лет назад.

Светлая память им всем, совсем юным и уже умудренным взрослым людям. Всем погибшим пассажирам рейса №405.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s