Как сказать «Мир прекрасен!» на языке горских евреев?

Стандартный

Если мальчику, родившемуся в Советском Союзе, дают имя Бен Цион, сын Сиона, то, пожалуй, ему на роду написано будущее: жить на родине предков, в Израиле. Нужно заметить, что назвать так сына в СССР, на нашей доисторической родине в пятидесятые годы нужно было иметь определенное мужество… И любовь к своему народу!

Ну а далее, любовь эту передать своему сыну. Бен-Цион Шамаилов получил отказ, подав просьбу о выезде из СССР, было это в семидесятых годах. И еще долгие десять лет Сын Сиона находился вдали от Сиона. Мечта осуществилась в 90-е, в начале большой Алии. Почти тридцать лет на родине – это подарок судьбы.

Но Бен-Цион любит не только получать подарки, но и дарить. Этот человек с мягкой улыбкой и внимательным взглядом не может быть без дела даже день. И во многом, благодаря ему, объединились под одной крышей кавказские евреи, жители Кирьят-Яма.

А все началось с производственной травмы, да, бывает так, когда нет худа без добра… Жизнь Бен-Циона достаточно помотала по странам и континентам. Закончив морское училище в Баку, он многие годы тяжело и интенсивно работал в морском пароходстве Азербайджана. А после репатриации Бен-Цион, механик по специальности, работал в пароходстве Цим, плавал на торговых судах. Затем перешел на фармацевтический концерн «Тара». Но случилась авария, тяжелый перелом ноги. Вернуться к полноценной работе он уже не смог и неожиданно оказался свободным от профессиональных забот.

Что делают люди, которые не спешат на работу и уже практически заслужили свой отдых? Его супруга с  красивым и редким именем Пурим думала, что теперь будет ее муж спокойно отдыхать. Но нет…

А теперь перенесемся в уютный уголок Кирьят-Яма. Бывает, что идешь по пустыне, вокруг пески и колючки, и вдруг видишь оазис. Главное, чтобы это был не мираж. В нем журчит вода, ярко зеленеют кусты, поют птицы…Нет, конечно, город Кирьят-Ям — не пустыня, здесь вполне достойное градостроительство, и все же приятно, когда идешь по скромной тихой улочке среди невысоких домов и вдруг встречаешь такой яркий уголок…

Так я оказалась в клубе горских евреев — жителей Кирьят-Яма. О том, что жизнь кавказской общины — это целый пласт истории, традиций и обычаев, самобытной культуры можно написать отдельную статью. Сегодня — мой рассказ о клубе.

Я зашла в ворота и оказалась в удивительно гармоничном мире, в нем было тихо и спокойно. Журчал фонтан, в уголке от легкого ветра чуть колыхались яркие цветы.

Уютное кресло-качалка, вход в помещение, украшенный зелеными газонами…

И вы — на террасе! Просторной широкой, в центре ее волнистые попугайчики в своем ярком оперении.

Терраса построена так, чтобы было несколько зон для общения. Ведь сюда приходят люди с разными интересами. Эта терраса прекрасно подходит для приятного проведения времени, неспешного чаепития под негромкую беседу,  общения любителям шахмат, шашек и других настольных игр, чтения газет. Здесь не жарко в летние дни и не холодно в утренние зимние часы.

Но если вы пройдете коридорчиком, улыбнувшись загадочным золотым рыбкам, которые, наверное, умеют исполнять желания, но только держат это в секрете, то окажетесь в другом мире.

В мире, где сложились одновременно прошлое и настоящее, где берегут память, гордятся своими соплеменниками и верят в то, что новое поколение сможет сберечь накопленное их бабушками и дедушками.

Со стенда на нас смотрят молодые лица, серьезные и улыбчивые, это стенд памяти кавказских евреев, погибших в Израиле во время военных операций и терактов. Так хочется, чтобы никогда больше не нужно было его увеличивать в размерах.

А все начиналось семь с половиной лет назад, когда открылся клуб и появились первые материалы для музея, посвященного общине горских евреев. Стенд памяти ветеранов Второй мировой войны, выживших и погибших.  Жители города принесли фотографии близких людей, пропавших без вести, чтобы знали о них.

Затем появился стенд, рассказывающий о прошлом, об общине Красной Слободы довоенных лет, которую сегодня в Израиле помнят только пожилые люди.

 

 

Все меньше и меньше места на стенах, а еще так много информации, которой хочется поделиться, — говорит Бен Цион.

Бен-Цион, например, собрал уникальную коллекцию фотографий синагог, расположенных на Кавказе и теперь можно познакомиться с ними, даже не путешествуя по этому красивому горному краю.

А клуб в том виде, каким он стал сегодня – его дитя, его «бэби» с начала и до конца. После того, как Бен Цион завершил профессиональную деятельность, всю энергию свою и свободное время он посвящает клубу кавказской общины, который стал неузнаваем в самом лучшем смысле этого слова. Несколько раз в прошлые годы были попытки открыть такой клуб в Кирьят Яме, но они все завершились глубоким разочарованием. Нечем было заинтересовать людей, все сводилось к тривиальному проведению времени в виде игры в карты, и в очередной раз клуб закрывался.

Нужна была новая волна, новые идеи и их воплощение. Нужен был такой человек, как Бен Цион, который в нужное время взял на себя бразды руководства.

  • Только ли руководитель я…, — смеется Бен Цион ибо он совмещает в своем лице все должности. В шесть утра его можно увидеть открывающим клуб и принимающимся за уборку помещений. Затем нужно вскипятить чай, приготовиться к приходу людей. Никаких азартных игр или спиртных напитков на территории клуба не допускается. Сюда приходят те, кому дорога нынешняя атмосфера клуба, общность интересов, кто став израильтянином, хранит в душе тепло при воспоминаниях о прошлой жизни.

Ближайшим помощником Бен-Циона стал Иосиф Плятнер. Нет, Иосиф не горский еврей. У него ашкеназские корни. Но вырос Иосиф в Дагестане, быт и культура евреев, выходцев из Кавказа ему близка.

Концерты и лекции, совместное проведение праздников, творческие встречи, — теперь клуб горских евреев Кирьят Яма живет интересной насыщенной жизнью, объединив в своих стенах десятки жителей города. А Бен-Цион, который своими руками создал весь интерьер внутреннего дворика клуба, своими же руками создает и музей клуба.

И это не только стенды с фотографиями, это этнический музей, в котором по крупице собирались различные детали быта горских евреев, родина которых Азербайджан.

И  о своих корнях члены клуба не забывают, к стране исхода испытывают доброе чувство.

Эту общину характеризуют преданность традициям, потребность быть вместе, уважительное отношение к старшему поколения. Дружная община, которая вместе и в горе и в радости … Праздники проводятся вместе, а чтобы воссоздать этническую обстановку Бен Цион и его внучка Пурия, названная так в честь бабушки, надевают в праздники традиционную одежду кавказских евреев.

Бен Цион убежден, что детям очень важно хранить прошлое своего народа. Одно дело — расти среди кавказских евреев, другое дело — знать глубоко их быт и традиции, считает он. Кстати, Пурия – это новое поколение женщин горской общины. Современные женщины работают, все чаще девушки идут в армию, ситуация изменяется. Пурия тоже собирается в армию, а пока учит механику и электронику. Растет в семье Бен-Циона и маленький Бен-Цион, его внук, быть может, он будет продолжать дело, начатое дедом. А вырастили Бен-Цион и его жена Пурим четверых детей, теперь в семье есть пятнадцать внуков.

Так сложилось, рассказывает Бен-Цион, что община горских евреев, первые ласточки которой прилетели сюда в семидесятые годы, поселилась  в основном на севере страны. Акко и Тират Кармель, Ор Акива  и Пардес-Хана, Хадера и Кирьят-Ям. Но именно в Кирьят Яме возник такой центр, где хранится воспоминания о уже далеком городе Кубе, о старом доме, в котором жили всей большой семьей, о праздниках и буднях горских евреев. Потому что Бен Цион умеет это все бережно собирать и хранить.

 

Он очень надеется, что вскоре завершатся все корона-вирусные ограничения, и клуб вновь оживет, можно будет завершить шахматный турнир, который начался весной и охватил многих любителей шахмат не только Кирьят-Яма. Он мечтает, чтобы клуб посещали школьники города, представители всех этнических групп, которые смогли бы знакомиться с бытом и культурой горской общины, и это вполне реально осуществить. Чтобы сделанный им фонтан журчал, и чтобы каждый день начинался с того, что Бен Цион открывает ворота клуба, а в клубе люди открывают свои сердца для доброго общения…Да будет так!

А у Бен-Циона две большие мечты. Он хочет написать книгу о своей семье, о своей общине. И хочет, чтобы клуб с добрым названием «Мир прекрасен!» был нужным.

Клуб должен жить…И да будет так! А как сказать «Мир прекрасен!» на языке горских евреев? Не столь важно. Иногда можно понимать друг друга без слов…

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s