Пастушок Данечка с фарфоровой дудочкой. Рассказ

Стандартный

— Ну давай, давай, сосредоточься уже, — продолжает Нэлла, — я тебе же помогаю. Пиши! Сервиз фарфоровый кофейный, с золотым ободком, черт, блюдца одного не хватает. Но ничего, ты не пиши это, пиши лучше, цена гибкая…Дальше, молочник с цветами и поднос с каймой. Укажи — в новейшем состоянии. Вот жаль, что у вазочки этой трещина, ты это не пиши, лучше добавь, что ваза по очень низкой цене, может, клюнет кто-то.

Нэлла диктует, я пишу. На глазах слезы, как-то не по-человечески все это… Но Нэлла всегда ухитряется меня убедить, что надо в первую очередь о себе думать. А тут вообще все «кашер». Мне баба Дина все это подарила, в наследство, то есть, оставила. Слово «кашер» я выучила, когда только приехала в Израиль работать. На своей первой работе, когда нянчила Меира, одного старичка, жила с ним дома, готовила ему, убирала, досматривала. А после него уже к Дине перебралась, когда старичок помер. Он набожный был, все время молился, и все допытывался, не перепутала ли я магазины, там рядом, напротив друг друга, два супермаркета, кашерный и некашерный. Не доверял мне, обидно даже. Да я что, когда-то подведу? Себе — да, себе и в «Тив Тааме» могла прикупить, еда привычней, понятнее. А ему, ни-ни, научили меня, где — что, он всегда мог быть спокойным. Старики, они такие беспокойные, с ума свести могут…

Но тут про другой «кашер», это я тоже выучила, тут разговор ведется о том, что честно все. И да, баба Дина говорила в последние месяцы, еще до болезни: «Все, что в доме – пусть тебе будет».

Полюбила она меня, может, не как дочку, но как племянницу точно. Квартира ее уже давно переписана на племянницу настоящую. Та за океаном живет, вроде и не тужит там, но, конечно, тихо радуется, что ей ни за что, ни про что, в Израиле квартира достанется, и деньги бабы Дины немалые. Откуда я знаю? Знаю, конечно. Нет, банковский счет ее я не вела, друг ее сына помогал в этом. Но иврит я уже выучила, так что понимала неплохо, о чем говорят. Что не мое, мне не надо. А вот то, что в доме, посуда разная, она так и сказала: «Тебе это будет, Люба».

Бабой Диной ее Нэлла назвала. У нее всегда какие-то идеи смешные… А так кто же такую женщину бабой назовет? Даже бабушкой трудно. Соседи, если иногда заглядывали, называли ее «гверет Шварц», госпожа, то есть. Но мы с Нэллой за глаза ее бабульку называли «баба Рива», а мою — «баба Дина», так проще, и смешнее. Нэлла много помогла мне на первых порах, разобраться в этой работе, так чтобы и самой с ног не упасть, и работодатели были довольны. И чтобы на голову не сели, как Нэлла говорит. Она уже не одного старичка и старушку поменяла. Помирают ведь…

Но баба Дина на голову садиться не собиралась. Хорошая она, в принципе, мы с ней ладили. Вот теперь, опять ищи-свищи, привыкай по новой. Мне бы еще здесь поработать, рано домой…А бабу Дину забрали в больницу, две недели назад, второй инсульт, говорили, что вряд ли она из него выкарабкается, хоть и сильная старуха. Жизнь ее закалила, сделала сильной. Ну, в общем, она выкарабкалась, не совсем, конечно. Домой ей теперь не вернуться. В дом престарелых ее забрали прямо с больницы, «бейт авот» называется. Из дорогих таких, я так поняла, что вся ее пенсия и все ее деньги от немцев, их репарацией называют, все деньги эти пойдут на «бейт авот».

Дома, даже со мной, жить она не сможет. Ей постоянный медицинский уход нужен. В больнице я была рядом с ней, очень обрадовалась, когда к ней речь вернулась, хоть и тяжело, язык у нее трудно ворочается, но понять можно. Держала меня за руку, горевала, что домой не вернется. Говорила, что квартира эта помнит ее еще молодой, и мужа ее, и сына ее. Стены хранят память, да только стены с собой в «бейт авот» никак не заберешь. Туда вообще ничего не заберешь, кроме болячек. Комната маленькая, чистая, место для телевизора и вещей первой необходимости. Там уже ей и постирают, и кушать приготовят.

Дом есть дом… в доме стены помнят… Но что делать теперь. А мне все ее побрякушки достались. Так она сказала: «Это тебе, Люба».

Тут пришла Нелла.  Она уже много лет в Израиле, зацепилась здесь, и работает. Может, и мне повезет, пока не знаю. Но Нелла во всем лучше меня разбирается, да и по характеру она лидер. Пришла меня поддержать, мне теперь новую работу искать надо. А как узнала, что вещи мне перепали, обрадовалась, говорит: «Не тяни время, сейчас быстро их и продай, пока бабка не очухалась и не решила завещать их кому-то. Тебе сейчас деньги будут нужны по самое горло».

Права она, конечно. Мне все время деньги нужны. Дома мама с маленьким Алешкой осталась, не работает, его нянчит, с его то болячками… На мои деньги они там живут неплохо, но надо бы на новую квартиру заработать. Сколько можно в одной комнате жить…

— А это что? – спрашивает Нэлла, — странная коробочка какая-то железная, открывается. Для чего может быть, по-твоему?

— Это портсигар мужа бабы Дины, старинный, кажется, — отвечаю я.

— А ну дай, — быстро реагирует Нэлла, — точно, тут даже проба есть, значит, серебро. Класс! — радуется она, — Надо на нем не прогадать.  Пиши, раритет, так и пиши, как я тебе сказала.

Нэлла диктует, я пишу. Список составляю, вот сейчас закончу и в Фейсбук на продажу выставлю в группу «Купи – продай», там говорят, народ быстро разбирает, если что хорошее и недорого. Тут главное не продешевить, говорит Нэлла, но и не заломить цену.

— А если, кто спросит, откуда у меня эти вещи…, — сомневаюсь я.

— А кто будет документы твои спрашивать? – удивляется Нэлла. Она уже там кое-что сбывала.

— А знаешь, лучше напиши, по просьбе одной женщины продаю, — советует она, — не придраться, вообще. Может женщина не хочет свое имя раскрывать. Так тоже бывает.

Список почти составлен. Тут и посуда, и картинки разные, и фигурки смешные. Все сфотографировали, чтобы красиво и хорошо видно было.

Фигурки мы фотографировали с Неллой с разных сторон. Целое кино можно поставить, коллекционировала баба Дина их, вернее, муж ее покойный. А мне приходилось постоянно пыль вытирать. Я такие фигурки раньше только в книжках видела, красивые!  Я бы домой Алешке отвезла, но Нэлла меня убедила, что лучше все в деньги превратить. А игрушек я Алешке и сама накуплю.

— Пиши, — велит она, – Фарфор. Как эту куклу назвать то?

— Может, пастушок? Он с дудочкой.

— Может, — согласилась Нелла, — так и пиши, пастушок с дудочкой вместе с пастушкой. Ты смотри, какое платье на ней, как настоящее. Вот же умели делать игрушки такие.

**

Вещи, действительно, распродавались бойко. Сервиз кофейный забрали, часы настольные, и даже вазу с трещинкой.  А первым забрали пастушка. Я его отвезла одному человеку, встретилась с ним в торговом центре, тот и так и этак крутил его. Потом сказал задумчиво: «Похоже на антиквариат». Я уж испугалась, что начнет меня расспрашивать, откуда у меня и все такое. Но он переспросил цену, я с перепугу ее снизила еще, и он, не разговаривая, забрал пастушка, вместе с его дудочкой и пастушкой. Ну действительно зачем они Алешке?

**

А через несколько дней позвонили из «бейт-авот», от бабы Дины, я уже ходила знакомиться с новым старичком, у которого жить надо будет, мне разрешили до конца месяца пожить в ее доме, теперь пора переезжать. А тут от бабы Дины звонят, просит она меня приехать, привезти ей статуэтку: пастушка с дудочкой, так мне передали. Ни с того, ни с сего, вспомнила о нем!

Я поехала, без пастушка, конечно. Где же я теперь его возьму? Сок купила ей, и мармелад. Она мармелад любит.

Баба Дина обрадовалась мне, как родной. За руку опять держала, говорить много она не может, ест тоже с трудом, ноги отказали, рука правая не двигается. Эх, старость не радость, верно мама моя говорит. Вижу, что неспокойно смотрит она на меня. «Не взяла пастушка, — говорю ей, — спешила к вам»

У бабы Дины слезы на глазах. Вот никогда же не плакала, ей Богу, не слезливая она.

— Как же я могла его забыть, Данечку?  — говорит, — Но кто же думал, что такое приключится. Никогда нельзя знать, что с тобой будет…

— Какого еще Данечку?  — испугалась я.  Я точно помню, что Данечкой звали ее сына, он на какой-то израильской войне погиб, когда совсем молодым был.

— Данечка, это пастушок, понимаешь, Любочка, — с трудом говорит баба Дина, — я выросла с ним. Ничего от дома моего родительского не осталось, родители были небедные, только не осталось ничего. Когда мама вернулась из концлагеря, лишь она вернулась, повезло ей, в том концлагере погибли все ее родные, вся семья, и братик мой младший, новорожденный, бабушка моя во время селекции взяла его на руки, маму от него освободила, и так жизнь ей спасла. Мама выжила в концлагере, вернулась и меня нашла, я-то чудом тогда в концлагерь не попала, спрятала меня одна знакомая родителей, а потом в дом сирот сдала, там я росла, без имени, без фамилии. Дважды повезло мне, и выжить и то, что мама нашла меня. Мы с ней тогда поехали в наш старый дом, но он был занят, и нас не впустили туда. Все еврейские дома были заняты. Мама пошла к соседям, просила переночевать. Только одни разрешили, другие и в дом впустить не хотели. А у тех соседей, она нашла свою статуэтку, пастушка этого. Хорошие люди попались, отдали, сказали, что не хотят грех на душу брать за еврейское добро. Вот это все, что у нас из того довоенного дома и сохранилось. Из прошлого. Все остальное не жалко…

Когда Данечка плохо усыпал, я ему приносила скульптурку эту и сказки рассказывала, про волшебную дудочку. Разные истории придумывала. Он хотел только, чтобы пастушка его именем звали. Так мы пастушка и называли, Данечкой.

И вдруг вчера вспомнила я о нем. Веришь, Любочка, все равно мне с какой тарелки есть, из какой чашки пить, на какой кровати лежать. Сколько-то мне осталось. А вот Данечку мне бы рядом. На тумбочку поставить. Больше ничего не надо…

**

Я ушла, я пообещала ей в следующий раз прийти с ее Данечкой. Я не нахожу себе места, где теперь его найти. Как же так, как же… Нэлла пожала плечами, и сказала, старушечья придурь, до следующего раза забудет.

А мне кажется, что нет… Три дня я писала в группе комментарии, под тем же статусом, просила того, кто купил пастушка, откликнуться. Напрасно.

А баба Дина ждет Данечку…

4.08.18

 

 

 

Пастушок Данечка с фарфоровой дудочкой. Рассказ: 3 комментария

  1. Катя Терехова

    Линочка,ваши рассказы всегда так жизненны,глубоки и душевны. Рассказ о пастушке Данечке.. До глубины души.. Спасибо

  2. Анатолий Слободинский

    Здравствуйте, Лина. Получил в ФБ рекламу Вашего творчества и, если так, решил с ним ознакомиться. Знаю, что то, что я напишу, будет для Вас очень непривычно. Для, Вас обычным явлются, однообразные, как обои, реки похвалы. Честное слово, ощущение такое, что эти люди от Вас в чём-то зависят. Теперь, выскажу своё мнение. Мне кажется, одним из основных инстинктов человека, является стремление(«воля», как сказал бы Джек Лондон), к жизни, а не к смерти. Естественно предположить, что производным от такого инстинкта, является стремление избежать всего, что со смертью связано. И нет здесь никакого противоречия с нездоровым интересом публики к разного рода катастрофам и несчастным случаям: так человек учится избегать похожих ситуаций и, опять же, оставаться в живых. Вы же, в своём творчестве, взвалили на себя непосильную задачу: показать, что в смерти, тоже есть жизнь. И не простая( от слова «простейшие»), а богатая, насыщенная и интересная. Быть может, Вы искренне в это верите. Но, «основной инстинкт», равный по силе инстинктам самосохранения и продолжения рода, не даёт с этим согласиться. И если перефразивать предыдущий отзыв, «рассказы ваши глубоки, как могила и душевны, как поминальная молитва».

    • Luba

      Анатолий, Вас смутило упоминание о концлагере? Как раз в историях людей, выживших после Холокоста — невероятная воля к жизни. Представляете, как это — продолжать жить, вопреки всему что случилось. После того, как твоих близких убили, мать чудом вернулась из концлагеря, а все, что осталось от твоего дома — это фарфоровая статуэтка… Создавать новые семьи, растить детей, до старости радоваться этой жизни, черт возьми… это ли не стремление жить?

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s